дизайн интерьера, дизайн квартир и коттеджей

Личный блог АЛЕКСАНДРА ТЕТЕРИНА


  Тел.: (495) 505-20-17 дизайн интерьера, архитектурное проектирование Заказать проект: дизайн квартиры или коттеджа

дизайн интерьера  •  архитектурные проекты  •  авторский надзор  •  контакты  •  цены  


Услуги и цены
 •  дизайн-проект
 •  архитектурный проект
 •  строительство и ремонт
 •  декорирование
 •  авторский надзор
 •  портфолио
 •  деревянные дома
 •  цены
 •  контакты
 •  книги и публикации
 •  иконописная мастерская


Сотрудничество
 •  партнерам


На главную страницу




На строительстве
церкви Воскресения Лазаря

Сентябрь, 2009 г.

Сентябрь, 2015 г.

Сентябрь, 2016 г.

Сентябрь, 2017 г.



Три недели в Муромском монастыре
(записки архитектора)
сентябрь, 2015 г.


13 сентября, воскресенье


Выехали на автомобиле из Петербурга в 7 часов утра. По Мурманской трассе. Я, Тетерин Александр Николаевич (архитектор) и Александр Викторович Горбунов (зам. директора по научной работе музея Бородино). С дороги, часов в 8, позвонили отцу Илье (наместник Муромского Свято-Успенского мужского монастыря). О. Илья сказал, что лодки в монастырь сегодня не будет. Лодка пойдет в понедельник. Поэтому ночуем сегодня на подворье монастыря в Пудоже, и можно не торопиться. Решили по дороге заехать в Свирский монастырь (Свято-Троицкий Александра Свирского мужской монастырь - километров 15 к северу от Лодейного Поля).


Монастырь туристический, десяток торговых лавок и машин, машину запарковать негде. Встали на дальней стоянке, на пыльной полянке под елкой. Пошли в монастырь.


Монастырь большой, белокаменный - длинные заборы, длинные двухэтажные здания-кельи. Здания построены по периметру внутреннего двора. В центре двора - несколько храмов. Зданий таких несколько. Напоминает маленький кремль.


Свирский монастырь

Свирский монастырь. Вид на Преображенский храмовый комплекс.


Свирский монастырь

Свирский монастырь. Храмовый коплекс Троицкого собора. Троицкий собор (храм с одной большой главой слева), колокольня (трехглавая шатровая правее), еще правее - комплекс зданий, построенный над местом, где молился Св. Александр Свирский.


Свирский монастырь

Свирский монастырь. Колокольня Преображенского храмового комплекса.


Пошли, приложились к мощам Александра Свирского. Мощи хранятся в памятной раке в Преображенском Соборе.


Времени было 10-30. Мы решили, что успеваем на литургию, которая шла в Троицком Соборе. Пошли в Троицкий Собор. Это большой собор с трехглавой шатровой колокольней рядом.


Свирский монастырь

Свирский монастырь. Троицкий собор.


Свирский монастырь

Свирский монастырь. Колокольня храмового комплекса Троицкого собора.


Внутри собор перегорожен пополам перегородкой (новодельный алтарь). В самом алтаре идет ремонт. Служба проходит в оставшейся половине собора.


Свирский монастырь

Свирский монастырь. Трицкий собор. Ремонтные леса с внешней стороны алтаря.


На клиросе поет примечательный хор. Поют хорошо, все певцы в черных монашеских подрясниках. Но регент – молодой худой и с модной прической – стрижка сзади и на висках - коротко, под машинку, сверху – более длинно, этаким овальным пирожком. Александр высказал предположение, что, бывает, монастыри нанимают певцов из мирских людей на работу в хоре и одевают их в монашескую одежду (чтобы туристам нравилось).


Священника в алтаре совсем не слышно – голос тонкий, почти женский. Потом, когда священник вышел на амвон, народ подошел поближе, стало слышно проповедь. Священник рассказывал притчу о Марфе и Марии - когда Мария сидела у ног Христа, Марфа сказала Христу: прикажи ей помочь мне, стирать и готовить. Но Христос попенял Марфе, что Мария выбрала благое дело – внимает словам Христа, а Марфа поступила дурно – указывала Христу, что тому надлежит делать.


В хоре поет очень красивый низкий густой бас. Высокий плотный человек, короткая стрижка, бритое молдаванское лицо, обширные брежневские брови. Я пробрался поближе - послушать голос. Голос исходит прямо изнутри туловища, где-то из центра живота.


По окончании литургии купили в иконной лавке, здесь же в храме, сувениров – буклеты и открытки. Потом походили вокруг храма, осмотрели храмовый комплекс.


Свирский монастырь

Свирский монастырь. слева частично виден Троицкий собор, в центре - трехглавая шатровая колокольня, еще правее - комплекс зданий, построенный над местом, где молился Св. Александр Свирский.


Справа от колокольни – комплекс зданий, которые выстроены над местом, где молился Александр Свирский (маленькая комната с земляным полом в первом этаже здания). Туда пускают туристов.


Возвращаясь на автостоянку, посетили магазин сувениров “Народный костюм”. В магазине продают сарафаны и льняные рубахи правильного фасона. Я спросил, нет ли к рубахе холщовых портов? Девушка-продавщица сказала: извините, сударь, нет. Я спросил: как же так - я куплю рубаху и буду ходить в рубахе без штанов? И спросил лапти. Лаптей тоже не оказалось, и девушка долго извинялась. Так - без штанов и лаптей - поехали в Вытегру.


В Вытегре, на лукойловской заправке, заправились в бензобак и налили две канистры бензина. Это последнее место с приличным бензином по дороге в Пудож. В Пудоже продают очень плохой бензин, от которого карбюраторы бензопил засоряются, и пилы быстро выходят из строя (как уверяют продавцы бензопил). Купили в дорогу два кофе в пластиковых стаканчиках с крышечками, так как хотели спать. На заправке очень хороший кофе и хорошая кофеварка. Ехали, пили горький вкусный кофе, и оба жалели, что купили по маленькой порции, надо было взять побольше.


Быстро проехали участок от Вытегры до Андомы, где хорошая дорога, а потом долго ехали от Гакугсы до Пудожа – там в нескольких местах идет ремонт дороги. Дорога местами однополосная, и строители перекрывают движение, попеременно пропуская машины то в одну, то в другую сторону.


В Гакугсе Александр заказал себе два ведра брусники у продавальщицы ягод Наташи, которая стояла на дороге, знает о. Илью и живет в домике напротив причала.


Приехали в Пудож на подворье монастыря, благословились у о. Ильи, поставили машину и пошли в трапезную, где нас покормили. В трапезной – инок Иосиф. Узнали новости - кто ушел, кто остался. Основные новости мы уже знали – Александр Карлин (неделю назад) звонил о. Ферапонту в Палеостровский монастырь, и тот ему сказал, что к ним из Муромского монастыря пришел о. Лазарь, а о. Амбросий тоже ушел из Муромского монастыря. О. Илья сказал, что из монастыря еще ушел трудник Владимир (который был главным механиком и трактористом).


Сейчас в монастыре главным по хозяйству назначен трудник Дионисий, вместе с ним в монастыре живет еще дюжина трудников. Священника в монастыре нет. Нет и о. Антония (он ушел в отпуск). И мы совсем припечалились, решив, что без Антония кормить нас будут плохо. Из всех знакомых нам лиц в монастыре остался только инок Олег.


В шесть вечера пошли на службу в Храм Александра Невского (который расположен на монастырском подворье). На службе было человека четыре прихожан. Встретили Галину Ивановну (помощница о. Ильи по хозяйственным делам) и передали ей поклон от Саши Карлина. Она обрадовалась, и сказала, что напишет ему большое письмо.


После службы пошли ужинать. На ужин – грибной суп, салат: помидоры, огурцы, майонез с зеленью, на второе – вареная картошка, чай, хлеб. Майонез делает о. Иосиф – два желтка, горчица, растительное масло. Майонез хороший, вкусный, добавлено много чеснока, майонез может храниться неделю в холодильнике. Александр (петрозаводский строитель) принес трехлитровую банку козьего молока. Я скромно выпил полкружки, надеясь, что в монастыре отопьюсь молоком от пуза. Но, как выяснилось позже, надеялся зря. Надо было пить больше, поскольку эта кружка оказалась последней – в монастыре молока не будет.


Александра поселили в келью с о. Виктором, я заселился в соседнюю келью, на койку рядом с молодым трудником Тимофеем. Виктор стал послушником, ходит в черном подряснике и является главным на подворье. Он ездит на машине по хозяйственным делам и очень разгрузил о. Илью.


Легли спать примерно часов в восемь.



14 сентября, понедельник


В пять тридцать в келью пришел о. Иосиф. Позвонил в колокольчик (этим же колокольчиком он созывает народ на обед). Я удивился – что такое? Сел на кровати. Посмотрел время, посмотрел на народ. Все спят и не реагируют. Я снова лег спать. Но, минут через двадцать, народ стал вставать, заправлять кровати и одеваться. Я спросил соседа : "Пора вставать? Чего звонили?" Он сказал, что в шесть утра - утренняя служба. Я удивился - раньше на подворье утренней службы не было - но быстренько вскочил и побежал на службу. На службе были Сергей и еще несколько человек. Отстояли службу (часа полтора) и пошли завтракать.


После завтрака мы поехали закупать продукты. Впереди поехал о. Виктор на стареньком Митсубиши-200 (с кузовом). Он показывал нам дорогу и доехал с нами до магазина. Мы купили гвозди (стоить леса), купили масла для пил (для смазки цепи), всяких мелочей (репеллент от клещей и комаров), и поехали в другой магазин закупать продукты. По дороге наведывались в каждый магазин с целью купить будильничек, но маленьких будильничков нигде не было. Обошли все магазины центральной улицы Пудожа, но безрезультатно. Купили мешка четыре продовольствия (мука, рис, гречка, горох, растительное масло, сыр, сушки, пряники, чай, сухари, халва) и поехали на подворье.


На подворье о. Илья сказал, что лодка будет после обеда, часа в три, а пока отдыхайте. Мы спросили разрешения залезть на колокольню, а потом решили прогуляться по окрестностям, осмотреть местные достопримечательности. Александр Викторович хотел посетить местный краеведческий музей.


Сделав с колокольни несколько фотографий, дошли до центрального парка. Парк на берегу речки Водлы. Потом до краеведческого музея (музей оказался закрытым по случаю понедельника), и зашли на автовокзал посмотреть расписание. Александр собирается уезжать 21-го числа на автобусе до Петрозаводска, и оттуда – поездом на Москву.


Подворье Муромского монастыря в Пудоже

Подворье Муромского монастыря в Пудоже. Главные ворота (вид со двора).


Подворье Муромского монастыря в Пудоже

Подворье Муромского монастыря в Пудоже. Колокольня храма Александра Невского.


Подворье Муромского монастыря в Пудоже

Подворье Муромского монастыря в Пудоже. На колокольне.


Подворье Муромского монастыря в Пудоже

Подворье Муромского монастыря в Пудоже. На колокольне.


Подворье Муромского монастыря в Пудоже

Подворье Муромского монастыря в Пудоже. Вид с колокольни на главную улицу Пудожа.


Подворье Муромского монастыря в Пудоже

Подворье Муромского монастыря (вид с колокольни). Въездные ворота, келейный дом, огородный парник, будка электроподстанции, Справа - крыша храма Александра Невского.


Подворье Муромского монастыря в Пудоже

Часовня церковного кладбища. Слева от часовни видны могилы послушника Бориса и о. Нила (иеромонах, который замерз прошлой зимой по дороге в Муромский монастырь).


Подворье Муромского монастыря в Пудоже

Главная улица Пудожа (Пионерская).


Подворье Муромского монастыря в Пудоже

Центральный парк Пудожа.


Возвращаясь на подворье от автовокзала, срезали путь между домами наискосок. Наткнулись на маленький магазин. Магазин оказался продуктовым, но Александр предложил зайти, спросить, нет ли у них будильников. На удивление, будильник нашелся. Александр купил будильничек нам всем в подарок, и теперь мы имеем будильничек, будем в монастыре знать точное время (чтобы не опаздывать на обед). Вернувшись с прогулки на подворье, пошли на обед. Народ на подворье копал картошку на маленьком огороде. На подворье – козы, гуси в отдельном загончике. Между улицей и храмовым участком сделан бетонный фундамент под забор. Забора пока нет. На газончике, где раньше стояли сараи и курятник, посажены яблони и другие фруктовые деревья. О. Илья говорит. что деревья будут расти, поскольку грядет большое потепление в климате. Подворье постепенно обустраивается.


На обед подавали суп, картошку с грибами, компот, варенье, чай.


После обеда побросали вещи в грузо-пассажирскую “Газель” и поехали на причал в Гакугсу (деревня в тридцати километрах южнее Пудожа). Вез нас о. Илья (ехали только мы двое). В кузове везли бензин и солярку в больших пластиковых бочках, и еще наши вещи: рюкзаки, пилы, топоры, канистры и мешки с продуктами. Доехали до Гакугсы и примерно час на берегу ждали лодку. Приехал о. Олег на большой монастырской лодке с кабиной. Загрузили лодку, я и о. Илья толкнули лодку от берега (груженая лодка увязла носом в песке), я запрыгнул в отплывающую лодку, и о. Илья благословил нас на дорогу уже стоя один на берегу.


Доплыли без приключений. Муромское озеро спокойно, как обычно бывает по вечерам или рано утром, волн нет. Александр снимал окрестности на планшет.


На монастырском причале стоял монастырский колесный трактор типа "Беларусь". Встречали нас два незнакомых трудника. Поздоровались и перегрузили вещи из лодки в тракторный прицеп. Когда поднимали бочку с соляркой (крышка на бочке течет, и бочка скользкая от солярки) уронили бочку на землю, и бочка закатилась под прицеп. Олег полез туда, выкатил бочку, и мы со второй попытки ее закинули. Борта у прицепа закрывать не стали (Олег сказал, что закрывать не будем) – забрались в кузов, да так и поехали. В кузове - мы (два Александра), Олег, наши вещи, бочки, два лодочных мотора. Бочку с соляркой поставили в центре у переднего борта прицепа (борт был поднят). Двое трудников залезли в кабину.


По дороге отметили, что Онежское озеро сильно обмелело. Камни рукотворной гряды (дамба, построенная монахами в том месте, где речка Муромка впадает в Онежское озеро) теперь везде торчат из воды. Уровень воды опустился сантиметров на двадцать или тридцать.


Доехали до нашего домика (где мы обычно живем). Сгрузили часть вещей. Александр остался с вещами, а я поехал дальше в монастырь, чтобы взять ключ от домика, который хранился в келье у Олега.


Трактор ехал быстро, где-то по дороге прицеп сильно качнуло, и бочка с соляркой вылетела из прицепа. Мы с Олегом долго кричали “Стой”, свистели и махали руками трактористам. Заметили наши движения только метров через двести. Остановили трактор, и Олег с трактористом побежали назад разыскивать многострадальную бочку. Второй тракторист стал сдавать задним ходом, чтобы бочку было ближе тащить. Бочку притащили и забросили в кузов. Чтобы она в очередной раз не упала, я всю дорогу держал ее двумя руками.


Доехали до усадьбы монастыря. Стали разгружаться (мешки - на кухню, солярку - в сарай). Олег сбегал за ключом, дал мне ключ, и я пошел к нашему домику. Служба - в шесть. Надеемся успеть на службу.


Открыли домик ключом, в доме - чистенько, все прибрано. Затащили вещи и побежали на службу.


На клиросе в одиночестве уже читал трудник Андрей. Потом подтянулся монастырский люд. Пришел еще один трудник. Пришел Дионисий (со слов о. Ильи, Дионисий (Денис) - бывший военный, капитан, воевал в Донецкой армии). Теперь он - главный в монастыре по хозяйственным делам.


После службы – ужин. На ужине присутствовали девять человек (включая нас). Читал за ужином трудник Андрей. Стол небогатый. Мы подумали, что это по причине постного дня. Жидкий гороховый суп, гречневая каша, салат (огурцы-помидоры), чай, компот. Александр Викторович побаловал братьев – привез с собой ведро яблок с Бородинского поля. Яблоки вкусные.


После ужина познакомились ближе с Дионисием. Спросили, когда служба. Оказалось, что ночных служб в монастыре теперь нет. В шесть утра читают полуночницу, и сразу за ней – утреня.


Вернулись в наш домик, затопили печь, принесли воды. Печь в наше отсутствие переложили, плита теперь почти не дымит. Вскипятили чайник, попили чаю. Я собрал большую пилу, Александр прочел вечерние молитвы, и мы легли спать.


15 сентября, вторник


Первый рабочий день. В шесть утра пошли на службу. Полуночница и утренняя служба - сразу, одна за другой. Полтора часа служба, потом час - свободное время. Собрали маленькую пилу, замочили топоры в озере. В восемь тридцать – завтрак.


Завтрак, как выразился Александр Викторович, условный. Хотя дали по два кусочка сыра на брата и кусочек халвы (размером со столовую ложку). На столе - чай, булка, варенье. После завтрака пошли в рохольную (гардеробная) экипироваться. Отец Олег выдал нам рабочую одежду для Александра, ватник, курточку строительную, штаны, пару рукавиц и сапоги. Пошли работать.


Достали с чердака канистры с антисептиком и стали мазать крышу нашей церквушки, слеги, опиленные торцы бревен и водосток. Завели маленькую пилу. Пила работает, но нет холостого хода (регулировке не поддается). Пилили торцы бревен, ровняли край крыши и делали паз для причелин в верхних досках крыши со стороны алтаря. Алтарные причелины самые короткие, и мы решили начать с них. До обеда Александр успел еще промазать северную половину крыши.


Когда я возился с пилой внизу, прилетел шершень (шершни часто слетаются на звук работающей бензопилы) и сел мне на лоб. Одна рука была у меня занята, я как-то неловко смахнул его другой рукой, но он успел меня укусить. Укус пришелся выше правой брови, отчего потом немного опух и несколько дней болел правый глаз (шершень был маленький, и место укуса опухло не очень сильно, но боль была такая, как будто торцом полена дали прямо в глаз). Так, малой кровью, начали строительство. Лучше шершень, чем, к примеру, с дома упасть.


На обед: уха, жареные грибы, гречневая каша, салат (лук, огурцы, помидоры), отварная рыба, чай и по глотку компота (чтобы досталось всем). После трапезной я полчаса поспал, Александр читал псалмы.


Потом вдвоем домазывали крышу антисептиком. Выровняли доску со стороны озера под причелины. Сделали леса на уровне крыши со стороны озера (у нас были забракованы две доски из числа досок верхнего слоя крыши). Доски сколотили гвоздями, теперь можно здесь спокойно стоять и ходить. Александр пошел долбить в досках пазы под причелины, а я ровнял плоскость крыши со стороны озера, под первой парой досок. Доски мы сдвинули в сторону, не вынимая их из водостока.


 Муромский монастырь

Муромский монастырь. На строительстве Церкви Воскресения Лазаря. Александр Викторович на верхних лесах.


 Муромский монастырь

Муромский монастырь. На строительстве Церкви Воскресения Лазаря. Александр Викторович долбит дырку в причелине.


 Муромский монастырь

Муромский монастырь. На строительстве Церкви Воскресения Лазаря. Александр Викторович.


В шесть часов пошли на вечернюю службу. Службы проходят в деревянном храме Воскресения Лазаря. На службе были все. Мы пришли практически последними. Пришлось стоять слева, на женской половине храма. Священника в монастыре сейчас нет. На клиросе читали Андрей и Олег. Потом ежевечерний чин прощения – все монахи и насельники монастыря кланяются и просят прощения друг у друга.


После службы – ужин. На ужин все то же самое, что подавалось на обед. Уха, гречневая каша, чай. После обеда пошли домой. За нами увязался кот, видимо, котенок от кота Игемона, но по дороге отстал. Потеряли его где-то в районе колокольни, у Лазаревой роще. К колокольне пристроено новое крыльцо. Видно, что доски свежие, недавно оструганные. С левой стороны колокольни лежит длинная лесенка. Мы собираемся взять ее себе на объект. Лестницы у нас есть, но длинных лестниц для лазания на крышу не хватает. Дома затопили печку. Кипятим чай. День не постный, можно пить чай с пряниками. Потом пили чай, и я точил цепь на большой пиле.


16 сентября, среда


С утра в 6-00 служба, потом завтрак. После завтрака выпросили у Дионисия маленькую пилу Штиль – наш маленький Штиль работает плохо – невозможно отрегулировать холостой ход. Дионисий завел нас в столярку, сказал: вот там две пилы, берите любую. Подергали пилы. На одной - очень короткий трос стартера (видно, трос был порван и починен путем укорачивания), другую кое-как завели и забрали с собой на объект. На пиле очень сильно провисает цепь, и натянуть невозможно – винт натяжения цепи закручен до упора. Но это не беда - у нас есть еще шины и цепи к ним. Завтра поставим на пилу нашу шину и цепь. К тому же, цепь на пиле оказалась заточена криво – при пилении пропил сильно уводит в сторону.


Работали. На тачке на пилораму привезли бракованные доски второго слоя крыши, сделали из них две причелины на алтарь – доски толщиной 5 и шириной 24 см. Это немного маловато по ширине, но попробуем поставить. Потом пилили большие бревна, которые у нас уже лежали на пилораме. Пару раз к нам приходил Николай, который неподалеку чинит УАЗик-“булку”. Первый раз пришел просто посмотреть, второй раз мы попросили его помочь нам подкатить бревно. Кликнули еще двух человек, и впятером мы закатили два бревна на эстакаду. Из одного бревна мы выпилили три доски, из другого бревна – две. Это будут четыре причелины (и одна запасная) шириной по 36-40 см.


На обед суп (свекольная ботвинья), каша-пшеничка, чай, печенье сухое (галеты). На столе – булка, хлеб, горчица, чеснок, варенье. У Романа выпросили с собой на пилораму чайник воды для питья.


После обеда поспали полчасика прямо на пилораме, и снова работали - пилили бревна. На последнем пропиле цепь совсем затупилась (бревна сухие) и пилила плохо. Решили цепь поменять, и я пошел в наш домик за новой цепью (это было уже после обеда).


Весь день мимо пилорамы, туда-сюда ездил трактор с прицепом. Сначала ребята ездили на огород. Там что-то делали, потом поехали к нашему домику, и стали грузить камни в прицеп в том месте, где о. Илья планирует делать объездную дорогу (между озером и нашим домиком).


Выходя с новой цепью из дома. Я сказал им, что здесь будет дорога, насыпь для которой тоже надо будет укреплять камнями со стороны озера. И камни отсюда брать вроде бы нехорошо. Если они вывезут отсюда все камни, потом придется тащить камни сюда же, но из другого места. Один прицеп все же догрузили и повезли в усадьбу монастыря. Там, в монастыре, якобы, в озеро падает кирпичный келейный дом (где зимний домовой храм и трапезная), и приходится срочно укреплять берег каменной дамбой.


Камни привезли в усадьбу монастыря - туда, где о. Антоний сливает воду из кухни под береговой обрыв. В этом месте береговой склон огородили (укрепили) сеткой-рабицей по забитой в землю металлической арматуре и высыпали в это ограждение кубометра два камней (чтобы берег в этом месте стал немного больше).


По утверждению Александра Викторовича, дамбу строят уже давно. Приезжал некий физик-ядерщик с дочкой-дизайнером, которая построила на берегу рядом с дамбой свое дизайнерское творение – три камешка уложенных вертикально один на другой. Я сказал, что по форме это явно языческий истукан, и не вполне соответствует канонам ортодоксального исихазма. Завтра,если будет время, надо будет сходить, посмотреть на строительство и заценить инсталляцию.


Тем временем, мы напилили почти все наши доски и договорились с трактористом свезти доски к нам на участок. После эпопеи с камнями, прицеп поставили нам на пилораму под загрузку. Мы загрузили все доски, которые успели напилить, на трактор и отвезли их на наш объект. Разгрузили прицеп прямо у церкви, чтобы недалеко было таскать. И снова вернулись на пилораму. Там допилили еще одну доску. Потом собрали инструмент (две пилы, бензин, масло, топоры) и пошли домой переодеваться к вечерней службе. Александр успел выкупаться в озере.


На лугу гуляли монастырские коровы (корова и три бычка). Я вспомнил, что мы оставили открытой дверь на пилораму. Пришлось вернуться, чтобы закрыть дверь. Коровы любят заходить на пилораму, и лежать там, на свежем воздухе под крышей, где тепло и нет ветра. Но на пилораме они уже проломили в полу несколько досок, и есть опасность, что коровы сломают себе ноги.


По дороге шел босиком. Земля уже холодная. У ворот монастыря на дороге обычно всегда сидит стая монастырских голубей. Голуби не улетают, когда проходишь мимо, и что-то клюют прямо на земле, в дорожной пыли. Было непонятно, чем привлекает птиц именно это место? Видимо, голуби собирают в дорожной пыли мелкие острые камешки, необходимые им для перетирания пищи в желудке. Эти камешки я почувствовал голыми ногами – они легко покалывали босые ступни.


Служба в деревянном храме в шесть часов. На службе были мы двое, повар Роман и Андрей. После службы пошли на ужин.


17 сентября, четверг


Сегодня стоит хорошая погода, но к вечеру, похоже, собирается дождь. За обедом мы спросили у братии, нет ли где лишнего полиэтилена. Закрыть от дождя на ночь напиленные доски. Коля-тракторист нашел нам под лестницей кусок нашего полиэтилена, который мы привозили в монастырь еще в мае. Монахи расстилали его на пол - под сушку и сортировку картошки. Мы закрыли штабель этим полиэтиленом, но полиэтилена хватило только на половину штабеля. Где-то должен быть еще второй такой же кусок - завтра попробуем его найти.


После ужина топили печь, точили цепи.


18 сентября, пятница


В трапезной на стенке висит устав монастыря, точнее - некоторая его часть, касающаяся правил поведения насельников монастыря в монастырской трапезной. Надо сфотографировать его на фотоаппарат для досконального изучения.


Сегодня после обеда мне удалось отправить две СМС-ки. Была связь на месте бывшего туалета, между кельей о. Нила и домом с кельей о. Амбросия. Отправлял СМС-ки, подняв телефон рукою вверх над головой. СМС-ки ушли, получил подтверждение о доставке адресату.


Александр нашел сегодня два белых гриба, но - больших и червивых. В трапезной, над плитой тоже сушатся грибы на двух железных решетках. Значит - грибы в лесу есть, но нам почему-то не попадаются. Кормят нас грибами в разном виде. На обед и ужин были грибы, жареные различными способами. На обед еще подавали жареную рыбу.


Сегодня после обеда взяли бензиновый электрогенератор. После того, как Константин накачал воду в баню. Генератор хранится в бане – им качают воду из озера. Перевозится он как чемодан с длинной ручкой на двух колесиках. Подключили электролобзик. Попытались выпиливать зубья на причелинах. Лобзик пилит плохо, поскольку отечественно-китайский. Пилка не крепится жестко, она просто прижимается к плоскости подвижной планки торцом винта, и очень быстро вылетает при пилении. Быстро бросили эту затею и стали делать зубья на причелине пилой и топором.


За день установили две причелины со стороны алтаря. Установили по месту и накрыли их досками верхнего слоя крыши. Начали делать причелины со стороны озера. Долбим стамеской дырки в причелинах. Делаем пазы под причелины, Мажем антисептиком доски верхнего слоя крыши.


Сегодня кошка Муська поймала белку. Идя на завтрак, видели – у столярки валяется беличий хвост с задней ногой и частью беличьей головы. Остальное съедено.


Вечером приехал о. Афанасий (Бывший наместник Муромского монастыря, ныне – на пенсии.) С ним на той же лодке приехал о. Антоний и бородачи-строители из Петрозаводска Андрей и Николай. Также приехал Сергей, трудник с монастырского подворья.


Вечером за ужином о. Афанасий раздал всем послушания, сказал, что будем все дружно бросать пить и курить. Велел каждому подать на себя записочку против алкоголизма для специального антипитейного молебна. Сказал, что полуночницы и утрени завтра не будет. Таким образом, этой ночью мы спим подольше и приходим на завтрак в 8-30. Сказал, что он юрист, закончил ЛГУ, работал адвокатом. В миру его звали Александром. Когда-то пил, курил - потом бросил, и не надо ему говорить, что это невозможно. Призывает всех бросить курить и пить. Народ загрустил.



 Муромский монастырь

Муромский монастырь. Отец Афанасий.


Сегодня мы отправляли на подворье о. Илье ключ от машины – в багажнике машины мы забыли свой лобзик (который много лучше китайского). Писали записку с просьбой прислать нам лобзик с ближайшей лодкой. Но Олег не передал записку. Сказал, что о. Илья в Гакугсу не приехал, и из монастыря там никого уже не было – некому было передавать.


После вечерней службы пошел дождь. В конце рабочего дня по небу гуляла большая туча. Все доски сегодня мы уже укрыли полиэтиленом. Александр налил в умывальник воды и теперь умывается из умывальника, как белый человек, и не ходит к озеру, как раньше.


Сегодня бульдозер, который с утра чинили Николай, Дионисий и Сергей-шофер, двинулся с места и триумфально проехал метров пятьдесят. Теперь стоит на берегу около большого баркаса, загораживая дорогу.


 Муромский монастырь

Муромский монастырь. Починенный бульдозер.


Спросили у Олега, почему корова не дает молока? Он ответил: “Потому, что корова залетела”.


Сегодня о. Афанасий велел Олегу подготовить в храме ведро святой воды. Завтра будут ходить по всей территории монастыря и по кельям, чтобы окропить все углы святою водой.


Главным по бане назначили Константина, которому велено составить список (расписание) очереди на помывку. Народу стало больше – теперь четырнадцать человек, и всем надо успеть помыться. Если предоставить каждому по часу, это в сумме 14 часов – одного дня на всех уже не хватает. Решили дать на помывку по полчаса на человека.


Отдельное спасибо повару Роману, который весь день (обед, ужин) кормит нас искусно приготовленными макаронами с грибами. Очень вкусно. Редко кому так удается приготовить. На обед был суп-харчо (постный), и ботвинья (красный суп с фасолью и томатной пастой), очень вкусный. Салат (огурчики со следами помидоров). Чай.


В поле за баней лежат части большого ветряка. Александр его видел, а я - еще нет. Александр и Николай (Петрозаводские) собираются ставить этот ветряк в чистом поле на берегу. Для установки будут лить бетонный фундамент.


18 сентября, суббота


Суббота, банный день. После обеда сходили в баню. Александр пошел за грибами – ничего не нашел. Потому что ходил по дороге, по которой уже два раза за сегодня ездил трактор. Все грибы вдоль дороги, видимо, собраны трактористами.


Лодка-казанка, которая ушла из монастыря в Гакугсу, сломалась по дороге (отказал мотор). Как сообщил приехавший Николай, монастырскую лодку с Дионисием подобрали рыбаки на моторке и на буксире притащили в Гакугсу.


Из монастыря, часа в четыре пополудни, отправили в Гакугсу большую деревянную лодку. Поехал Олег. Вернулись все в монастырь уже затемно, часов в восемь (большая лодка тащила маленькую на буксире).


Когда мы шли домой с ужина, у ворот монастырской усадьбы, вокруг трактора, толпился народ. Мы подошли, cпросили: не привезли ли они из Пудожа нашего человека - трудника Николая? Было совсем темно, туман и ничего не видно, только тракторист светил маленьким фонариком. Наш человек, Николай нашелся, мы отправили его в трапезную, там его накормили, и Николай, поужинав, пришел в наш домик.


В домике Николай занял ближнюю койку у печки и тут же предложил новый способ пиления древесины – дергать раскаленную проволоку туда-сюда за концы. Это в пику Александру, который говорил, что лобзик нам не нужен, и он его из Пудожа нам отправлять не станет. А мы с Николаем считали, что лобзик нам нужен, и надо его как-то привезти.


Третий раз будем отправлять записочку о. Илье, чтобы отправил нам лобзик из Пудожа в монастырь. Первую записочку не довез Олег, вторую записочку сегодня не довез Дионисий. Третью записочку, с ключом от машины, отправляем с Александром Викторовичем в понедельник.


Николай рассказал, как он добирался до монастыря. В Пудож из Питера он приехал утром на автобусе (автобус вечером отправляется из Петербурга, утром приходит в Пудож). Отец Виктор привез его на машине в Гакугсу, к причалу. И там они ждали лодку из монастыря. Но монастырская лодка приехала с заглохшим мотором на буксире. Ее на веревке за своим катером тащили рыбаки. В лодке находился Дионисий и Андрей. Дионисий дозвонился по телефону в монастырь и вызвал вторую большую монастырскую лодку на помощь. Ее потом привел Олег.


Пока ждали лодку, пошел дождь. Погода была неблагоприятная. К причалу стали подходить рыбацкие лодки с большим количеством народу. Лодки были завалены корзинами, ведрами и большими мешками, так что лодки почти черпали воду бортами. Выяснилось, что это ягодники. Они собирают на болотах клюкву и сдают ее в заготовительные конторы. Две заготконторы, вероятно, финские, целенаправленно скупают эту клюкву у граждан по цене семьдесят рублей за килограмм (или около того).


От дождя все спрятались под крышу сарая и разговорились. Ждали машину, которая повезет клюкву прямо в один из этих закупочных пунктов.


Ягодники говорили, что зарабатывают на клюкве за день три-четыре тысячи рублей. Еще говорили, что дорога Вытегра – Пудож приобрела статус дороги федерального значения, как трасса Москва – Мурманск. По этой причине на дороге ведутся ремонтные работы. И скоро всю дорогу покроют асфальтом. Везде строят мосты через речки и ручьи. Все лето дорожники ведут строительные работы и кладут асфальт – дорожная техника работает даже по выходным. Есть надежда, что дорога скоро станет хорошей – без ям и колдобин, которых раньше было очень много.


Вскоре пришла машина, и заготовители лесных даров быстро перетаскали мешки в машину.


Часа через два из монастыря приехал Олег на большой лодке. Маленькую лодку с неисправным мотором привязали на буксир и медленно поехали в монастырь. Стемнело, и шел дождь. В монастырь добрались уже после окончания вечерней службы.


Вечернюю службу в монастыре, с пяти часов до половины восьмого, служил О. Афанасий. Были все, кроме отъехавших в Гакугсу Олега и Дионисия. На службе никто не исповедовался. После службы решил исповедаться приехавший с лодкой Илья (Питерский). Остальные все будут исповедоваться-причащаться в праздник. Праздник в понедельник.


На службе о. Афанасий спрашивал, написали ли мы все записочки к антиалкогольному молебну. Никто не написал. Сейчас сидим по кельям и в темноте пишем записочки. Во здравие, за упокой и для антиалкогольного молебна.


На ужин – макароны, жареная рыба. Алексей (по прозвищу Леший, который живет в домике Стояна) прислал много рыбы. Суп с перловой крупой - не грибной, но со вкусом как у грибного супа из свежих грибов со сметаной. За ужином о. Афанасий сказал, что во вторник все поедем собирать клюкву. Народ робко предложил пойти собирать грибы. Но о. Афанасий сказал, что грибы надо было собирать раньше, сейчас уже не сезон. Пару ведер клюквы надо отправить в подарок митрополиту в Петрозаводск и на зиму в монастырь набрать две бочки.


Вечером заварили два чайника чаю (по случаю приезда третьего человека). Один чайник заварили с брусничными листьями, другой, вчерашний, зачифирился на горячей плите – Александр Викторович его пить отказался.


Сегодня, когда стемнело, Александр Викторович видел светлячка. Позвал меня, и я тоже его наблюдал. Летает в темноте между деревьями, сантиметров тридцать от земли, пролетает по воздуху сантиметров тридцать – сорок, и, когда летит, светится. Такой одинокий лесной светлячок.


21 сентября, вторник


С Александром (Петрозаводским) ходили в поле. Выбирали место, где лучше ставить ветряк (где ветер сильнее). Выбрали место на берегу за баней. Под ветряк будут копать яму, метр на метр и метра два глубиной, заливать бетоном. И еще четыре ямы поменьше - для крепления тросовых растяжек.


На своем объекте мы делали причелины и накрывающие их сверху доски крыши. Поставить на место и промазать антисептиком не успели.


Николай не вернулся с обеда (не вышел на работу). Пришел часа через полтора. Оказалось, что после обеда он пошел давать советы по механизации процесса вытаскивания огромного валуна из ямы под фундамент для ветряка и увлекся процессом. Они с петрозаводским Александром (и еще с двумя здоровыми мужиками) ставили над ямой козла и через блок, веревками вытаскивали из ямы камень.


Ежедневно находим один-два белых гриба на зеленой лужайке у нашего домика. Свободного времени в светлое время суток практически нет. На утреннюю службу выходим затемно, и после вечерней службы и ужина возвращаемся, когда уже темно. Из свободного времени днем – только двадцать-тридцать минут после обеда.


В выходные Коля насобирал и отнес на кухню мешок грибов.


22 сентября, вторник


После обеда на работе Николай получил прострел в спину. Лежал на траве в позе загорающего туриста. Потом размялся немножко, стал ходить. С утра было пасмурно, но потом весь день светит солнце. Ночью светит луна.


На обед был суп – борщ с фасолью, гороховый суп, плов (рис с луком и морковкой), жареная рыба, жареные грибы.


23 сентября, среда


На завтрак была манная каша с кусочками кураги (это Коле попалась в каше курага, мне не попалась). На обед – суп грибной.


24 сентября, четверг


Как обычно, делали причелины алтарной части большой крыши. В досках крыши запороли одну доску. Долбили паз под причелину, и продолбили насквозь. Одна доска запасная у нас была. Использовали ее.


День сегодня скоромный. На завтрак манная каша безо всего. На обед – суп рыбный из консервов.


Трудники копают ямы под ветряк, Александр (Петрозаводский) с Ильей (Питерским) копают колодец на берегу озера у погреба. Чтобы зимой качать воду насосом из озера так, чтобы вода не замерзала.


 Муромский монастырь

Муромский монастырь. Колодец, который копают Илья и Александр.


 Муромский монастырь

Муромский монастырь. Илья и Александр у своего колодца.


Службы ежедневно с шести утра до завтрака. Завтрак в половине девятого. После завтрака, в девять, мы выходим на работу. Отец Афанасий за завтраком раздает ежедневные послушания монахам и трудникам монастыря.


После завтрака ребята ездили на тракторе туда-сюда, от причала в монастырь. Пришла лодка с Пудожа. Привезли моторы и что-то еще. Нам с лодкой прислали лобзик. Будем пробовать. Александр Викторович (который уехал домой в понедельник) на подворье в Пудоже передал его Афанасию. Афанасий отправил его нам на этой лодке.


Достали с чердака наш старый электрорубанок. Завели электрогенератор. Строгали водосточные дорожки на досках крыши. Коля нашел где-то в монастыре очередной блок - пригодится нам для затаскивания досок на крышу.


После ужина пришел Константин. Забрал электрогенератор (чтобы накачать с утра воды в баню - несколько 200-литровых бочек). На завтра объявили банный день. Мы до обеда будем работать. Но кто-то пойдет в баню. Народу много (человек пятнадцать) все за субботу помыться не успеют.


День солнечный. Коля нашел гриб-рыжик. В лесу, на том месте, где у нас туалетная яма. На море штиль, ветра нет. Вечером взошла большая красивая луна.


25 сентября, пятница


Пятница второй рабочей недели.


На завтрак - перловая каша с сухофруктами, чай, хлеб. Столы в трапезной поставили в два ряда, чтобы все трудники и монахи помещались за столом.


На обед – скудный рисовый суп с томатной пастой, жидкое гороховое пюре (которое загустело к ужину и стало гораздо вкуснее). Холодные, но вкусные, вегетарианские котлеты. Салат из огурцов со сладким перцем.


Сегодня банный день. Многие трудники моются в бане. Всего в монастыре 16 человек. Часть моется в пятницу, остальные – в субботу. Кто помылся, ходили в лес, собирали грибы. Когда мы работали, вокруг нашей церквушки постоянно ходили грибники.


С утра установили причелины со стороны леса (большая крыша со стороны алтаря). Начали затаскивать доски на большую крышу (второй слой досок). Тащим веревкой через блок. Блок с крюком на веревке у доски (сдвоенная веревка) и блок для уменьшения трения установлен на крыше. Я на другой стороне крыши тащу за конец веревку, перекинутую через блок, Коля снизу толкает доску руками. Таким способом можно затащить доску вдвоем. За день затащили и установили восемь пар.


 Муромский монастырь

Муромский монастырь. На строительстве Церкви Воскресения Лазаря. Укладка досок второго слоя большой крыши.


Закончили работать без десяти шесть, быстро собрались, побежали на службу. На службе сначала было мало народу, потом народ подтянулся.


Когда пошли с утра на службу, была гроза. Сверкали молнии, лил дождь, гремел гром. Когда после службы шли на завтрак, гроза кончилась. Было пасмурное небо. Потом. С середины дня светило солнышко. Но иногда шел мелкий короткий (двух-трех минутный) дождик. Немного потеплело, и появился гнус.


26 сентября, суббота


Суббота второй рабочей недели. Сокращенный рабочий день. С утра - удлиненная служба с панихидой (начало службы в шесть, завтрак в девять).


На завтрак – манная каша, чай. Постимся. Поскольку завтра причащаемся. Кто не причащается, получили на завтрак сгущенное молоко.


С завтрака пришли в девять тридцать. Шел дождь, поэтому полчаса не выходили на работу. На крыше в дождь работать опасно. Читали каноны ко святому Причастию. Потом дождь кончился, пошли работать. Поднимали доски. Все мокрое. Сыро. Но до обеда подняли и установили штуки четыре доски. Обед в час. На обед едва успели.


На обед – фасолевый суп, гречневая каша, чай. На отдельном блюдечке – грибы, полумаринованные, полужаренные.


После обеда пошли в баню. По пути осмотрели колодец и траншею, которую прокопали от колодца к зданию трапезной Александр с Ильей.


Баня теплая. Попарившись, окунались в озеро. Я один раз. Коля – раза четыре. Пока в озере пробираешься по скользким камням туда, где поглубже (чтобы можно было окунуться с головой), в холодной воде замерзают ноги.


После бани Коля помазал антисептиком пару оставшихся непромазанными досок.


Служба длинная, с пяти до восьми. Сегодня праздник – Воздвижение креста Господня.


После службы - ужин. На ужин те, кто не причащается, ели праздничную селедку под шубой и сгущенку. Кто постится – фасолевый суп и гречневую кашу.


После ужина затопили печь. Коля пошел с фонариком собирать грибы. Нашел два белых гриба, которые он приметил еще днем. Вечером идет дождь. Завтра - исповедь в восемь, в девять - литургия. Сейчас будем читать оставшиеся молитвы ко святому Причастию.


27 сентября, воскресенье


К восьми пошли на исповедь. Служба до половины одиннадцатого. В половине двенадцатого - обед.


На обед – суп фасолевый, рис с луком и морковкой, чай. Сегодня уезжает о. Афанасий. Попрощался со всеми на обеде.


После обеда ходили фотографировать золотые главы красного храма (храм Всех Святых).


 Муромский монастырь

Муромский монастырь. Храм Всех Святых (храм красного кирпича с пятью золотыми куполами). Вид на усадьбу монастыря с севера. Справа от голгофного креста - главные въездные ворота монастыря. За ними - белая (сильно разрушенная) Успенская церковь.


Потом пошли в лес. Николай собирал грибы, а я присматривал бревна для изготовления охлупней на крышу нашей церквушки. Ставил топором зарубки на бревнах, которые мы завалили год или два года назад. Ходили в сторону домика Стояна.


 Муромский монастырь

Николай с белыми грибами.


Грибов мало. Потому, что по этой дороге за грибами ходят все монахи. Когда мы входили в лес впереди перед нами маячил Олег. Потом решили пойти к брусничной гряде за болотом. Поели брусники. Пособирали грибов: белые, маслята, моховики. На болоте нашли незнакомую ягоду. Ягода черная, размером с черничину. На маленьких кустиках. Я предположил, что это можжевельник. На ужине показал ягоду на веточке трудникам и монахам. Версий было три: ягода вероника (говорят, есть такая ягода), вереск или можжевельник. После этого я ягоду попробовал на вкус. Ягода оказалась сухая, безвкусная, внутри пустая с несколькими мелкими косточками. Внутри совсем нет жидкости или мякоти.



 Муромский монастырь

Ягоды можжевельника.


Служба короткая. Читал о. Иосиф.


На ужин - рис с малым количеством морковки и лука. Супа нет. На тарелочке – маринованные грибы, хлеб, чай.


Служба закончилась рано. Поэтому еще не совсем темно. На небе серые облака, но над озером оранжевый закат. Накололи дров, натопили печь. У нас в углу мешок грибов. Не знаем, что с ним делать. Коля сказал, что будет их сушить. Из большого ржавого железного листа, который валялся у нас на объекте, Коля сделал противень для сушки грибов.


28 сентября, понедельник


Третья рабочая неделя. Утренняя служба в шесть утра. На службе были мы двое. Читали о. Иосиф и о. Антоний. На полуночнице пришли Андрей и Сергий. Отчитали полуночницу, стали читать утреню. На утреню подтянулись Константин и Илья (маленький). Потом пришел Андрей. Андрей и Илья читали псалмы. За пару минут до окончания службы во дворе закричал петух. Кричал ‘кукареку’ шесть раз. Служба закончилась в семь сорок. До завтрака оставалось сорок минут – Коля затопил печку, я выкопал новую туалетную канаву.


На завтрак - каша овсяная (геркулес) с сухофруктами, чай. На обед - хороший вкусный гороховый суп, макароны без грибов (грибы, маринованные, подавали отдельно на блюдечке ) и компот – на обеде горячий, на ужине – холодный. На ужин народу пришло мало, и никто компот не пил. Я выпил полторы кружки.


Вечерняя служба в шесть часов. Коля на службу не пошел. Бесы отвлекли его на перебирание грибов.


После ужина топим печь. Будем пить чай. Погасла у нас лампочка на потолке. Самодельная лампочка из нескольких светодиодов с питанием от автомобильного аккумулятора. Коля возится с аккумулятором, теребит провода. Зажгли свечку.


На объекте положили все доски, кроме двух крайних плах, и соображаем, как будем класть крайнюю пару. Предварительно надо выровнять все доски на крыше. Завтра будем выравнивать доски и выпиливать дырку на коньке под крест. Принесли еще одну длинную лестницу с гостевого домика (домик у баркаса, между нашим домиком и монастырской усадьбой). Лестница длинная. Тяжелая, но надеемся, что с ней будет легче ползать по крыше. После обеда в три часа пришел Сергей-тракторист. Поехали в лес за охлупнями. Притащили на тросе за трактором четыре бревна на пилораму и одно оставили на участке (может, пойдет на крест).


 Муромский монастырь

Муромский монастырь. На строительстве Церкви Воскресения Лазаря.


Весь монастырский народ с утра отправили за грибами. Все ходят, собирают грибы. В обед о. Антоний сказал, что собирать грибы больше не надо – на кухне не успевают их перерабатывать. Но народ все равно ходил и собирал. Николай хотел искупаться после работы, поскольку работу сегодня мы закончили без двадцати пяти шесть. Но потом развел какую-то долгую научную дискуссию, и выкупаться не успел. Погода теплая. Туман.


29 сентября, вторник


Третья рабочая неделя. В шесть пошли на службу. Были мы двое, о. Антоний с о. Иосифом. Потом, к середине службы, подтянулись Сергий, Константин, Сергей, Николай. Но до конца службы многие не достояли и ушли.


На завтраке о. Иосиф произнес грозную тираду (таким суровым я его еще не видел), о том, что народ не ходит на службы. В монастыре - пятнадцать человек, а на службу ходят двое-трое и бегают еще со службы туда-сюда. Сказал, что надо всем ходить на службу, а то будет плохо.


На завтрак – манная каша. На столе – открытая банка сгущенки. Компот, чай. На обед – уха, жареная и вареная рыба. Каша-пшеничка. Чай.


Сегодня закончили крышу. Положили второй слой крышных досок. Выровняли все доски первого и второго слоя. Пропилили дырку в коньке для креста. Отметили горизонтальными линиями нижние края крыши для торцовки концов досок. Отпилить не успели. Было уже без четверти шесть. Быстро переоделись и побежали на службу. Я переодевался быстро и успел, Коля переодевался медленно и опоздал.


Сегодня еще опоздали на обед. Я сидел на крыше. Когда Коля сказал, что уже без двух минут час. Собрались, побежали, опоздали в трапезную на семь минут. Но успели поесть супчику.


Погода стоит хорошая - солнце, но дует холодный ветер. Если приходится долго сидеть на крыше, надеваю ватник.


30 сентября, среда


Среда. Третья рабочая неделя. Постный день.


С утра на службе – полный аншлаг. Пришли все. Потому что о. Иосиф вчера ругался, что на службу никто не ходит. Службу закончили в восемь. Быстро прибежали домой, затопили печку (на улице холодно, дует ветер), побежали на завтрак.


На завтрак - манная каша, чай, Хлеб. На обед - вкусные щи, гречневая каша, грибы - отдельно на блюдечке - и салатик из огурцов.


С утра я отторцевал одну сторону крыши. Коля сделал шаблоны для паза охлупней. Шаблоны он сколотил из доски, тяжелые и кривые. Сделали более точные шаблоны из пенопласта (валялся кусок на берегу, пенопласт иногда выносит волной на берег), взяли инструмент и, часов в десять, пошли на пилораму. Дождя нет, сильный ветер. Когда работали на пилораме, несколько раз лил дождик. Но на пилораме мы почти всегда работаем под крышей, поэтому дождь не страшен. Но сильный ветер продувает, работаем в ватниках. Сделали запилы на двух охлупнях. На алтарном, и на охлупне основной крыши. Начали вырубать коньковые пазы. Затащили на пилораму третье бревно. Завтра должны доделать охлупни и, Бог даст, отвезем их на тракторе на объект. Охлупни тяжелые.


Бородачи из Петрозаводска, Александр и Николай (и еще кто-то им помогает) заливают бетон в фундамент будущего ветряка. На службу они не пошли, поскольку продолжают и вечером лить бетон. Мы работаем на пилораме и берем с собой сменную одежду, чтобы не ходить домой переодеваться. Переодеваемся к обеду прямо на пилораме. Наш будильничек отстал, и мы все равно чуть не опоздали к обеду.


После ужина топим печь, кипятим чайник. На чердаке, у меня над головой, скребется какой-то хорек.


1 октября, четверг


Четверг. Третья рабочая неделя. Первое число октября. На утренней службе были все. Аншлаг.


Завтрак в восемь тридцать, на завтрак - манная каша, чай. Банка сгущенки на столе. На обед - вкусный суп из сушеных грибов. Макароны. Отдельно подают грибы. Компот.


В первой половине дня работали на пилораме. Выпиливали охлупни и вырубали в них пазы. Из лесу пришел кот Игемон. Его увидел Дионисий у ворот монастырской усадьбы. И я тоже подошел погладить. Дионисий говорит, что Игемон отсиживался у рыбаков. Кот жирный и сытый, даже не стал есть сушку. Когда кот весной жил у нас в домике, ел одни сухари и был очень доволен. Потом мы завели на пилораме пилу, Игемон испугался и убежал – пила большая, громко шумит.


 Муромский монастырь

Монастыркий кот Игемон. Специальная такая бесхвостая порода.


Дует сильный ветер. Почти весь день идет дождь. Пару раз за день выглядывало солнышко. Домой не ходили, переодевались к обеду прямо на пилораме. После обеда заказали трактор. Трактор приехал часа в три с небольшим, поставил прицеп у пилорамы. На прицеп мы положили наклонно две доски, по ним закатили в прицеп три готовых охлупня. Сергий, шофер трактора, и еще один трудник, недавно приехавший в монастырь, помогли нам затащить бревна в прицеп (бревна треугольные в сечении, не катаются). Потом прибежал помогать Николай (он увидел издалека процесс погрузки). Николай спросил у нас, когда мы будем затаскивать охлупни на крышу? Я сказал, что завтра, может быть, его позовем. Привезли бревна на объект. Открыв борт прицепа, сбросили бревна на землю. Дорабатывали фигурные торцы. Промазывали антисептиком. Додалбливали стамеской концы пазов.


На вечернюю службу народ пришел. После службы – ужин. На ужин - то же, что было на обеде. Коля восхищается грибами. Грибы приготовлены жареные или пареные, в каком-то соусе. После ужина я хотел взять у трапезной и принести к нам в избушку маленькую кошку – ловить чердачного хорька. Но кошка на руках сидеть не стала, замяукала и убежала в кухню. Там после ужина им дают поесть. А наш Игемон тоже куда-то пропал. Ночью у нас в домике скребут мыши - в каждом углу и на чердаке. Нужен кот.


Вчера ночью была яркая полная луна, деревья ночью отбрасывали тени, как в солнечный день. После ужина топим печь, кипятим чай.


2 октября, пятница


Пятница третьей рабочей недели. Постный день. Служба началась в шесть утра, закончилась без пяти восемь. Со службы пошли домой, затопили печку, потом пошли на завтрак.


На завтрак – каша-овсянка, чай, хлеб, варенье. На обед – вкусный суп-харчо (постный), вкусное гороховое пюре, компот, чай, хлеб.


С утра - пасмурно, но дождя не было. С обеда стал моросить мелкий дождь. Дождь не сильный, но моросит, не переставая. Дует сильный ветер – работаем в ватниках. Затаскиваем охлупни на крышу. Охлупни наработали еще вчера, промазали антисептиком. Сегодня дорубили, домазали, привязали веревку, потащили. На первом охлупне петли привязали неудачно. Тащили блоками по двум направляющим брусьям. Дотащили бревно почти до конька и потом долго мучились, на последних 30 сантиметрах. Не хватало сил вручную дернуть и накатить бревно на конек. Бревно могло перекатиться через конек и нас с Колей немного задавить. В конце концов, как-то сподобились и затащили. Как раз перед самым обедом.


После обеда Коля сказал, что он больше в таких работах не участвует. Поскольку это – смертоубийство, в дождь, на скользкой крыше, катать неподъемные бревна через конек. Потом сказал, что сейчас пойдет в баню. Я сказал, что сегодня у нас рабочий день, и баня, если есть желание - после ужина. Сейчас пойдем в монастырь и сменяем его на какого-нибудь землекопа - Коля будет там копать фундаменты, а мы с другим трудником будем затаскивать оставшиеся бревна. Потом я добавил, что мы затащили самое тяжелое бревно. Остальные два бревна короче, следовательно = гораздо легче, и, кроме того, поднимать бревна будем со стороны алтаря - там есть куда опереться. Поэтому, поднимать будет много легче. Коля подумал немного и согласился снова таскать бревна на крышу.


Выпилили дырку для креста, подтащили бревна на исходную позицию. Когда пошел сильный дождь, сделали перекур. Потом сильный дождь перестал (стал моросить мелкий дождичек). Установили направляющие для затаскивания бревен, хорошо (правильно) привязали веревку и потащили бревно на крышу. Второе бревно пошло удачно – теперь бревно можно подправлять с алтаря. Установили его где-то без четверти четыре. До половины пятого выравниваали доски на крыше алтаря. Заменили две бракованные доски. Прочистили водостоки от сосновых иголок, промазали антисептиком, стали затаскивать третье бревно на крышу алтаря. Закончили все примерно в пять пятнадцать. Я залез на крышу и заткнул дырку для креста деревянной затычкой (чтобы дождь не капал внутрь).


На этом работу закончили, пошли собирать инструмент. Собрали веревки и инструмент, сделали несколько фотоснимков. Но фотографировать в дождь получается плохо.


 Муромский монастырь

Муромский монастырь. Церковь Воскресения Лазаря.


 Муромский монастырь

Муромский монастырь. Церковь Воскресения Лазаря.


Ребята сегодня месили бетон, заливали колодец. Пока мы сидели на крыше, они ездили за песком - провезли мимо нас с берега пару прицепов песка.


К шести часам пошли на службу. После службы – ужин. На ужин, как и положено – то что осталось с обеда. Суп-харчо, гороховое пюре, компот, чай, хлеб. После ужина уже совсем темно, пошли домой. Я стал собираться: пилы, топоры. Коля решил в темноте (после ужина уже темно) пойти в баню. Хорошо помылся.


Непогода усиливается. Жуткий ветер. Хотели завтра выезжать на большую землю. Отец Илья благословил нам лодку на завтра, на субботу после завтрака. Но просил часов в девять утра позвонить ему или Виктору - поедем в такой шторм или нет - неизвестно.


Сидим, топим печь, пьем чай. На небе - звезды. Вдали мелькают молнии. Молнии очень яркие, но грома почти не слышно – видимо, относит сильным ветром.


3 октября, суббота


Суббота третьей недели. Ночью – ураган, сильный ветер. Утром дождя нет, но ветер очень сильный. Шторм. В шесть утра –служба, до восьми часов.


После службы прибрали доски на пилораме. Пошли на завтрак, отнесли казенную рабочую одежду в рохольную.


На завтраке Дионисий сказал, что, по случаю ураганной погоды, все послушания в монастыре отменены. Олег сказал, что лодка не пройдет. Позвонили отцу Илье, сказали, что сегодня не едем, чтобы они нас не встречали. Дионисий говорит, что слушал по радио прогноз погоды, и завтра, говорят, ураган немного стихнет, погода будет как вчера – а вчера лодка проходила. Возможно, поедем завтра (в воскресенье) после службы.


Ветер сдувает с крыши листы железа, звонит в колокола. Все что не привязано, летает по воздуху – железные листы, рубероид, полиэтилен (ветер размотал где-то несколько рулонов). Идти против ветра очень тяжело. Ветер повалил парник на огороде, сорвал железную обшивку с оснований главок на красном храме.


 Муромский монастырь

Муромский монастырь. Ветер содрал железные листы обшивки оснований храмовых глав на Церкви Всех Святых.


 Муромский монастырь

Муромский монастырь. Поваленный ветром огородный парник.


После завтрака пошли домой, затопили печь. Сидим, ждем погоды.


У нашего домика на берегу большие волны доходят прямо до края обрыва, где кончается песчаный пляж и растет трава. С утра небо в тучах, но дождя нет. Как будто хочет выглянуть солнышко.


Сегодня не работали. Отдыхаем. Сильный ветер, но начинает выходить солнышко. Небо синее, длинные перистые облака. Волны стали меньше и медленнее. О Илья сказал, что по радио на три дня объявили штормовое предупреждение. До часа дня сходили к бане – там стоит электрогенератор - завели генератор, опробовали лобзик. Лобзик пилит, но медленно – маломощный. Пилили доску пятидесятку.


Николай нашел парочку маленьких белых грибов, и мы пошли на обед.


На обед - вкусный грибной суп, гречневая каша, вкусные котлеты и вкусный самодельный майонез. Котлеты по вкусу напоминают рыбные, но – как сказал о. Иосиф – приготовлены из фасоли. Майонез на куриных яйцах готовит Иосиф.


В обед позвонили отцу Илье, просили благословить нам поехать завтра в девять утра. О. Илья, благословил. Но завтра надо звонить Виктору, чтобы он нас встретил в Гакугсе. Олега отпустили со службы, чтобы он нас отвез. Николай опять решил сходить в баню, хорошо попариться по случаю холодной погоды. Все уже помылись и баня свободна.


В шесть часов – служба. До службы пришел Александр (Петрозаводский) принес мне в подарок ведро клюквы (насобирал сегодня на болоте). Клюква большая, спелая - чистый мед. Я сказал, что клюкву - лучше Николаю – у него семья большая, ему тоже пригодится. Высыпали клюкву нам в красное пластиковое ведро. Что осталось – у Александра ведро большое, литров на двенадцать – я засыпал в полиэтиленовый мешок и герметично завязал. Постараюсь в таком виде довезти до Питера.


Еще Александр вместе с клюквой принес три гриба. Николай тоже сегодня ходил в лес, нашел штук пятнадцать грибов, и притащил из лесу чокер, который мы там оставили. Николай также оттащил в большую монастырскую мусорную яму (это за баней, на огородах) два мешка с мусором. Один мешок стоял у нас в предбаннике (видимо, давно стоял, наверное, с Успения - оставили паломники), второй мешок был привязан на берегу под сосной, у кострища. Этот мешок - от туристов.


Служба сегодня короткая. После службы – ужин. На ужин – суп типа рататуй – в обед он показался мне грибным, а в ужин стало понятно, что суп не грибной. Видимо, на обеде суп черпали сверху, где пожиже, а за ужином суп настоялся и стал густым - черпали гущу со дна кастрюли. Теперь суп идентифицируется как фасолевый суп с яйцом. На второе – гречневая каша, вкусные котлеты от отца Иосифа и вкусный открытый пирог с грибами – лучше и в десять раз вкусней чем любая итальянская пицца. Пирогов напечено много, каждому можно было съесть по три больших куска.


За ужином договорились с Олегом и Дионисием, что уезжаем завтра, в восемь утра - то есть, в восемь утра приходим в трапезную, звоним Виктору, чтобы он нас встречал, и, если Бог даст, уезжаем.



2015 г.
Карелия,
Муромский монастырь




Оставить комментарий



Ваше имя:
E-mail:

 
Текст комментария:

 


Тел.: (495) 505-20-17
©   2017    AlexandrTeterin.ru
Архитектурные мастерские