дизайн интерьера, дизайн квартир и коттеджей

Личный блог АЛЕКСАНДРА ТЕТЕРИНА


  Тел.: (495) 505-20-17 дизайн интерьера, архитектурное проектирование Заказать проект: дизайн квартиры или коттеджа

дизайн интерьера  •  архитектурные проекты  •  авторский надзор  •  контакты  •  цены  


Услуги и цены
 •  дизайн-проект
 •  архитектурный проект
 •  строительство и ремонт
 •  декорирование
 •  авторский надзор
 •  портфолио
 •  деревянные дома
 •  цены
 •  контакты
 •  книги и публикации
 •  иконописная мастерская


Сотрудничество
 •  партнерам


На главную страницу




На строительстве
церкви Воскресения Лазаря

Сентябрь, 2009 г.

Сентябрь, 2015 г.

Сентябрь, 2016 г.

Сентябрь, 2017 г.



Три недели в Муромском монастыре
(записки архитектора)
сентябрь, 2016 г.


2 сентября, пятница


Сегодня в 5-30 утра я заехал за Александром Викторовичем (он ночевал у своих родственников, проживающих у метро Войковская), и мы выехали из Москвы в сторону Петербурга. По дороге (спешить нам было некуда – планировалась ночевка в Петербурге) мы решили заехать в Иверский монастырь (Новгородская область, Валдайский национальный парк).


Монастырь основан патриархом Никоном в 1653 году (в этом году были построены первые монастырские церкви). По замыслу Никона, монастырь был устроен как подобие Иверского монастфря на Афоне.


Монастырь расположен на острове Сельвицкий (один из островов Валдайского озера). Полное название монастыря - Валдайский Иверский Святоозерский Богородицкий мужской монастырь.


Монастырь туристический. Аккуратный и ухоженный. Сюда приезжает множество иностранцев. Для паломников и туристов есть гостиничные номера. Возят туристов организованно – автобусами, поэтому машин на стоянке почти нет.


Монастырь посещал в 2009 году Патриарх Кирилл. Также сюда, бывает, наведывается Президент Путин, у которого имеется дача в закрытой части Валдайского заповедника. Перед его приездом всегда на несколько часов отрубается во всей округе сотовая связь.


Главный храм монастыря – Иверский Собор. Это классический, четырехстолпный в кафоликоне, храм, выполненный в классических архитектурных традициях Владимирской Руси. Храмовые росписи 19 века были полностью утрачены в советское время и восстановлены совсем недавно, во время масштабной реконструкции.


В 1656 году в монастырь была доставлена икона Пресвятой Богородицы - список иконы из Иверского монастыря на Афоне. При советской власти, с 1919 года, в монастыре размещалась трудовая коммуна. В 1927 году коммуну обследовал Наркомзем, который отметил в своем отчете, что коммуна “слишком тесно связана с Иверской чудотворной иконой”. По результатам проверки монастырь был закрыт, а икона в богатом окладе увезена в неизвестном направлении.


Сейчас в Иверском Соборе хранится список Иверской иконы Божьей Матери, написанный в 1854 году и перенесенный в монастырь из Валдайской церкви Петра и Павла с началом возрождения обители, в 1991 году.


Иверский монастырь

Иверский монастырь


Иверский монастырь

Иверский монастырь


Иверский монастырь

Иверский монастырь


Иверский монастырь

Угловая башня


Иверский монастырь

Иверский Собор Пресвятой Богородицы


Иверский монастырь

Надвратная церковь архистратига Божьего Михаила


Иверский монастырь

Колокольня настоятельского корпуса


Иверский монастырь

Внутренний двор


3 сентября, суббота

Сегодня утром, часов в семь, мы выехали из Петербурга в Муромский монастырь. В восемь утра, позвонили в Палеостровский монастырь. Трубку взял наместник монастыря отец Иоанн. Мы попросили его благословения заехать в монастырь к отцу Ферапонту. О. Иоанн благословил, но сказал, что на остров везти нас некому, нужно будет добираться самостоятельно. Отец Михей, который раньше приезжал за нами на лодке из монастыря, теперь сидит на подворье в Петрозаводске (поскольку сам отец Иоанн болеет и служить не может), а лодка заперта в сарае на берегу. Поэтому мы решили на Палеостров не ехать, поехали по короткой дороге через Вытегру сразу в Муромский монастырь.


Позвонили отцу Илье (наместник Муромского Монастыря), что выехали из Петербурга и едем к нему. Отец Илья сказал, что сегодня в Монастырь пойдет лодка. Мы ускорились и, поспешая, в два часа пятнадцать минут пополудни въехали на подворье Муромского монастыря в Пудоже. По дороге, в Вытегре, мы заехали на заправку, заправились, взяли с собой две канистры бензина и большую канистру масла (для смазки цепей), потом посетили местный магазин. купили съестных припасов и арбуз.


На подворье нас встретил отец Илья, поговорили с ним во дворе. Не заходили в кельи и не пообедали. Отец Виктор сразу повез нас на Газели в Гакугсу. По пути, в Пудожском магазине, купили гвоздей и мазь от комаров и затем благополучно доехали до причала в Гакугсе, куда минут через сорок подошла большая монастырская лодка. Лодку привел инок Олег. Мы перегрузили из Газели в лодку кубометр кирпичей, немножко досок и наши вещи, и втроем (нас двое и Олег) поехали на лодке в монастырь.


На монастырском берегу нас встречал трактор и ребята-молдаване - три человека и тракторист Иван (они четверо сейчас работают трудниками в монастыре). Перегрузили все привезенное в тракторный прицеп и на прицепе поехали в монастырь. Доски выбросили сразу у нашего домика (это старые доски с гвоздями, мы планируем из них колотить леса), высадились сами и выгрузили наши вещи. Кирпичи, трудники и Олег поехали дальше, в усадьбу монастыря. Пока разгружались, пришел Дионисий (он главный в монастыре по хозяйственным делам), поздоровались и поговорили. Дионисий вручил нам ключ от домика и сказал, что в домике и на участке вокруг него наведен порядок (в домике на Успенские праздники жили бабушки-паломницы, в домике все чисто прибрано), и этот порядок желательно сохранить. Мы затащили в домик наши пожитки и пошли на службу в деревянный храм Воскресения Лазаря.


Муромский монастырь

Деревянный храм Воскресения Лазаря. Справа - колокольня


На службе были: Иосиф, Роман, Олег, Антоний и новый священник, отец Лаврентий. Отец Антоний дьякон – он теперь может кадить кадилом. Мы отстояли службу, но не были помазаны елеем (поскольку опоздали, пришли примерно к середине службы).


После службы – ужин. На ужин - суп-кулеш из картофеля и перловой крупы. Видимо, в обед суп был жидким, а теперь загустел, превратившись в неаппетитную массу. На второе – греча. На десерт, к чаю – яблоки, овсяное печенье и конфеты.


После ужина пошли в наш домик, принесли воды с озера, накололи дров, затопили печь и зажгли лампадку,. Выяснилось, что где-то по дороге потеряли мешок с четырьмя бутылочками кваса и черным хлебом (мешок, который был у нас все время в машине). Потери не велики, поэтому особо не печалимся. Сейчас будем пить чай.


4 сентября, воскресенье

Второй день в монастыре. Сегодня – выходной день. С утра, в девять часов служба (литургия). Священник – о. Лаврентий, дьякон – о. Антоний. Оба облачены в голубые одежды. На клиросе читали Олег, Роман и Иосиф.


Перед службой Олег празднично звонил в колокола на деревянной колокольне у Лазаревского храма. На службе присутствовало человека три народу. Исповедовался и причащался один Иосиф. Мы не причащались (т.к. не готовились), только исповедались.


После службы Антоний и Иосиф заспорили – когда обед. Антоний говорил, что обед - прямо сейчас, поскольку все готово. Иосиф говорил, что не готово - рыба еще не пожарилась. Мы решили, все же, сходить в трапезную, уточнить. По дороге от храма в усадьбу монастыря Антоний попросил у Иосифа прощения за вздорные пререкания. Я и Антоний пошли в трапезную (о. Иосиф в трапезную не пошел). Оказалось, что в трапезной все готово, но народ не пришел. Поэтому ждали до половины двенадцатого, чтобы начать обед. К половине двенадцатого пришли все, только четыре молдаванина опоздали (пришли почти к концу трапезы).


Перед обедом мы заспорили с Александром Викторовичем, где находится Палеостровский монастырь? Он утверждал, что в Заонежье, а я говорил: “Нет - прямо посреди Онежского озера. А Заонежье – это дальше”. Такой, похоже, сегодня склочный день – мы приехали в монастырь, и бесы активизировались. С утра, еще перед службой, по огородам бегал возбужденный Дионисий и кричал, что коровы поели всю картошку. Разрыли, разбросали по полю и поели. В трапезной, перед обедом Дионисий снова ругал коров. Олег сказал, что корова сейчас в положении, у нее токсикоз и, видимо, хочется свежей картошечки.


На обед суп. Примерно такой же, как вчера, только съедобный (поскольку свежий). В супе - картошка, вермишель, лук, морковь. На второе – картофельное пюре и рыба – вареные большие окуни и жареные лещи. Чай с печеньем, хлеб.


После обеда пошли с Антонием и Олегом в библиотеку (в домике настоятеля). Паломники привезли в монастырь какие-то книжки. Антоний и Олег их разбирали. Антоний отбирал некоторые книги себе для учебы (он учится заочно в Вологодской семинарии). Сегодня Антоний должен был ехать на учебу (примерно на неделю) в семинарию, но лодка из монастыря не пошла, и Антоний не уехал. Александр Викторович взял себе Псалтирь, чтобы читать кафизмы. В день он читает по одной кафизме.


Муромский монастырь

Домик настоятеля


Возвращаясь с обеда, встретили бычка - я угостил его соленым сухариком, который с мая (со времен моей прошлой, весенней поездки в монастырь) завалялся у меня в кармане ватника - и туристов (турист и туристка приехали на лодке к нашему домику и бродили по берегу). Туристы поснимали камерой на штативе и пошли в монастырь.


По дороге, у колокольни (там, где физкультурники весной делали себе турничок), я прихватил нашу длинную лестницу и припер ее к нам на участок.


После обеда пошли на брусничную гряду пособирать грибов и поесть брусники. Но грибов нет, и брусники в этом году мало. Пару литров брусники все же насобирали. Потом вернулись в домик. Оказалось, что времени всего два часа, и Александр Викторович решил сходить пособирать еще (хотя мы все, что там было, уже собрали - в лесу сухо, брусники очень мало). Александр Викторович прошел чуть дальше, к середине болота, и набрал еще литра полтора. Бруснику заложили на хранение в пластиковое ведро со мхом, чтобы ягода не портилась и не усыхала (мох-сфагнум - тонким слоем на дне ведра и поверх брусники). Ведро оставили в холодке, в коридоре. Думаем, три недели спокойно простоит.


В шесть – коротенькая служба. Служили о. Лаврентий и Антоний.


После службы – шикарный ужин. Впервые в истории монастыря дали каждому столовый прибор из двух тарелок (одна тарелка глубокая - для супа, другая, мелкая - для второго блюда). На второй тарелке - омлет из трех (примерно) яиц. Обычный прибор насельника монастыря - это глубокая тарелка со столовой ложкой, чашка и чайная ложка. Для намазывания на хлеб масла на столе лежит нож.


Суп – обеденный кулеш. На второе - жареная рыба. Чай. Печенье. На десерт – арбуз (это тот арбуз, который мы привезли с собой).


После ужина я отправил СМС-ку Саше Карлину (у него сегодня день рождения). Отправлял с берега у бани. Отправил со второй попытки (держа телефон высоко над головой).


На ужине не было Дионисия. Дионисий на новой чудо-машине с огромными колесами (УАЗ-болотоход Ямал) уехал в сторону причала.



Муромский монастырь

Новая монастырская чудо-машина - УАЗ-болотоход Ямал


5 сентября, понедельник,
первая рабочая неделя


С утра - служба. Полуночница и утреня. С шести до половины девятого. Когда шли на службу, накрапывал мелкий дождичек. Дождь моросил до самого завтрака.


В 8-30 - завтрак. В трапезной, перед завтраком Дионисий ругал чудо-машину Ямал. По инструкции, машина должна плавать в воде (с грузом в триста килограммов). Но, когда Дионисий заехал вводу, Ямал стал медленно тонуть. Сразу выбило всю электрику, в том числе, отказал вентилятор радиатора. Машина явно не предназначена для плавания или преодоления брода. Воздухозаборник расположен низко – сантиметров 15 от уровня воды. Теперь придется чинить электрику и снимать обивку пола, чтобы все просушить.


Сегодня постный день. На завтрак - каша-пшеничка с кусочками кураги, чай, хлеб. Был еще вкусный пирог-шарлотка, который Александр Викторович привез с собой из Москвы.


Прямо из трапезной пошли экипироваться в рохольную (гардеробное помещение). Экипировал нас о. Антоний. Подобрали Александру Викторовичу резиновые сапоги и рабочие ботинки. В качестве робы нашли теплый байковый френч. Ввзяли еще свитерок, куртку от дождя и короткое черное пальто типа лагерного бушлата.


После завтрака договорились с трактором - поставить прицеп под погрузку у пилорамы. Будем грузить доски и бревна, чтобы возводить на крыше нашего храма строительные леса. Но пошел сильный дождь - до одиннадцати часов не работали, сидели у себя в домике.


В одиннадцать часов трактор с прицепом должен был ехать к причалу - Олег везет Антония на лодке в Гакугсу. Антоний учится заочно в Вологодской семинарии, и едет на первую присутственную неделю. Через неделю он обещал вернуться, а уехать должен был еще вчера.


Около одиннадцати запели птички – сильный дождь кончился, хотя все еще, не переставая, моросил мелкий дождичек. Ребята-молдаване вышли на работу – было слышно, как неподалеку на берегу озера они бросают камни в кузов тракторного прицепа. Молдаване (четыре трудника из молдавских сел Одесской области Украины) подрядились собирать большие валуны для фундамента рубленых стен ограды монастырской усадьбы, которую сейчас строят Михаил (житель Пудожа) и трудник Андрей. Мы решили, что, трактор отвезет прицеп с камнями в усадьбу монастыря, разгрузится там (прицеп опрокидывается гидравлическим приводом) и сразу же повезет Антония с Олегом к лодочному причалу.



Муромский монастырь

Рубленые стены монастырской ограды, которую возводят Михаил и Андрей


Мы быстренько выползли из домика, сделали необходимые замеры на объекте (чтобы не грузить слишком длинные бревна) и расчистили дорогу для трактора. Взяв фомку (гвоздодер), топоры и пилу, побежали в монастырь. Здесь мы должны еще успеть разобрать скамейки, которые нам отдал для строительства лесов Дионисий. Эти скамейки делали для паломников на Успенские праздники. Скамейки сколочены из толстых (8-10 см) и длинных (5-8 м) досок, которые нам очень пригодились бы.


Пока мы возились со скамейками. Приехал Иван-тракторист. Иван тоже из молдавской бригады, но не ворочает камни, а только (как высококвалифицированный специалист) ездит на тракторе. Иван посоветовал нам не разбирать скамейки, а загружать их в кузов прямо так, целиком. В качестве ножек у скамеек использовались деревянные чурбаки диаметром сантиметров по тридцать. На каждой доске – по нескольку чурбаков. Самую короткую (самую легкую) скамейку мы втроем (Иван помогал) кое-как загрузили. Остальные скамейки решили все-таки разобрать – грузить их тяжело. Оторвав доски от чурбаков, запихали их в прицеп.


Муромский монастырь

Иван на тракторе возит собранные камни и высыпает их в монастыре у забора



Муромский монастырь

Иван-тракторист


Пришел Дионисий и, посмотрев на нашу погрузку, сказал, что надо бы уже ехать. Мы сказали, что все готово, и Дионисий пошел в гараж собираться. Пока он наливал бензин, грузили в прицеп лодочный мотор, какие-то пилы, аккумуляторы, мешки и рюкзаки, мы решили закинуть в кузов еще десятка полтора досок-горбылей с пилорамы и штук восемь небольших бревнышек, которые мы выпросили накануне у Михаила. У них от строительства монастырских стен остаются некондиционные – короткие или суковатые бревна. Нам они в самый раз.


Все пиломатериалы мы благополучно довезли и выгрузили на нашем объекте, после чего трактор поехал дальше по своим делам (в сторону причала). При этом, видимо, забыли позвать Олега, который должен был управлять лодкой. Через некоторое время мы видели, как он, догоняя трактор, мчался в сторону причала на велосипеде. Велосипед этот купил себе трудник Андрей, чтобы ездить из Пудожа в монастырь.


Потом работали – ставили леса. За день поставили и укрепили укосинами два столба со стороны озера. На алтаре поменяли (расширили) старые леса. На крыше алтаря укрепили горизонтальные доски – опоры под будущие столбы. Леса делаются так, чтобы бревна-стойки не опирались на большую крышу храма. Опоры ставятся на горизонтальных выносах бревен стен и на крыше алтаря.


На обед и ужин сегодня был суп - типа борща, но не из свеклы, а из томатной пасты, и пюре – горох с какой-то крупой. Салат из последних (уже перезрелых) огурцов. На столе стоит кастрюля с вареными (а, может быть, жареными) грибами – кто-то ест. На тарелках – жареная рыба. На ужин - салат типа лечо (из сладкого перца). Чай, хлеб, варенье, печенье. На обеде еще был арбуз – вчера не доели (хотя каждый съел по кусочку). К ужину весь арбуз, конечно, добили.


6 сентября, вторник,
первая рабочая неделя

С шести до 8-30 – служба.


После службы, по дороге в трапезную, О. Лаврентий попросил нас завтра помочь с копанием картошки. Говорит, мы сами не справляемся, помогите.


В 8-30 – завтрак. Сыр, лечо, булка с маслом (растительные жиры в майонезной банке), чай, варенье. Каша, сказали, не удалась.


После завтрака в 9-00 пошли на работу. Погода ясная. Делали леса. Установили все вертикальные бревна. Дошли до верхних площадок. Осталось набросать верхний горизонтальный настил из досок и прибить кое-где укосины.


На обед – суп типа борща (на томатной пасте без свеклы), макароны. Отдельно – консервированная рыба и острый салат из помидоров и лука, с добавлением уксуса. На ужин – все то же самое, но дополнительно какой-то рыбный маринадик – рыба с морковкой.


После обеда пытались отмазаться от картошки. Я поговорил с отцом Лаврентием. Сказал, что нас к копанию картошки обычно не привлекают, и, что у нас каждый день на счету - мы можем не успеть установить крест (т.е. сделать, то, что запланировали сделать за этот приезд). О. Лаврентий сказал, что он не настаивает, но просьбу свою не отменяет. Решайте сами – если есть возможность помочь – помогайте.


Придется помогать.


Сегодня мы доделывали леса, а завтра идем копать картошку.


Ребята-молдаване грузят и возят камень.


Монахи ходили собирали грибы. Мимо нашего участка проходили Роман и Олег. Отдельно, кругами возле нас, бродил с ведром о. Иосиф.


Вечерняя служба в 18-00. После службы - ужин.


Погода холодная. На море сильный ветер, волны с большими белыми бурунами. Работали в ватниках. Ветер к вечеру такой, что при колке дров опрокидывает поленья (расколотые пополам чурбаки), установленные вертикально на плахе.


7 сентября, среда,
первая рабочая неделя

С шести до 8-30 – служба.


В 8-30 – завтрак. На завтрак – оладьи (постные лепешки), варенье черничное, каша манная, чай.


Сразу после завтрака пошли в поле копать картошку. Весь день идет мелкий противный дождичек. Промокли. Кроме нас, копают еще четверо: Александр (повар), Дионисий (маленький - не тот, который начальник), Роман и о. Лаврентий.


Все поле заросло высокой (по пояс и выше) травой. Картошку совсем не окучивали и даже траву не скосили. Копаем парами – один ищет в высокой траве чахлые картофельные кустики, другой работает лопатой. В нашей паре я - на лопате, Александр Викторович рвет и разгребает траву. Борозды на поле совсем не видно. Двигаясь по полю, то и дело перескакиваем с одной картофельной борозды на другую. Найденную картошку собираем в ведра, полные ведра ссыпаем в мешки. Копали до обеда и после обеда (до пяти часов).


Пришли домой насквозь мокрые – мокрые ватники, мокрые майки и свитера, мокрые сапоги. Развесили одежду на печку сушиться.


В шесть часов – вечерняя служба. Службы проходят в деревянном летнем храме. На службе холодно, изо рта идет пар. Когда мы пришли на вечернюю службу (примерно без четверти шесть), о. Лаврентий тренировал Романа делать попевки на клиросе. О. Лаврентий пел первый голос и вел мелодию, Роман старался точно ее повторять.


На службе с были еще о. Иосиф и Дионисий (с которым мы копали картошку).


После службы – ужин.


На обед был суп грибной, средней вкусности. Капуста тушеная, порубленная крупными кусками (не очень вкусная).


На ужин – холодное картофельное пюре. Правда, отдельно на тарелочке была еще какая-то острая приправка. Печенье (галеты), чай.


Вечером пришла лодка, и к ужину приехали из Пудожа строители Муромского кремля: Михаил и Андрей (Михаил – житель Пудожа, Андрей – трудник монастыря). Третий строитель, Иван, не приехал. Михаил говорит, что у Ивана ноги болят, и он сидит в Пудоже. Михаил похудел (я не видел его с июня). Говорит, строили летом, попали в пост, было тяжело. Их двоих заселили в общую келью. Я предложил ему переселиться к нам в домик, но он не захотел. Сказал, что у нас темно, печь топить надо, и, вообще, у них веселее.


После ужина пришли домой, покололи дров, топим печь, будем пить чай. Два чайника мы сегодня не выпили, потому что на поле были без воды. Кипятим один чайник. Погода сегодня чуть теплее, ветер стих, волны на море поменьше (без белых барашков).


8 сентября, четверг,
первая рабочая неделя


С 6-00 до 8-45 - служба. Два часа сорок пять минут. После службы, в 8-45 – завтрак. На завтрак – каша из молотого риса (сладенькая), печенье, хлеб.


Сегодня копали картошку. До обеда вскопали поле на огородах у озера, которое по площади поменьше вчерашнего. Теперь с нами работают Михаил и Андрей (строители Муромского кремля) – таким образом, на поле работали четыре пары копателей. Здесь копать легче – на поле скошена трава. К обеду это поле перекопали.


После обеда пошли на поле, которое рядом с нашей лесосекой, за пасекой (здесь когда-то стояли пчелиные ульи). Это поле без травы, картошка сравнительно недавно окучена. Несмотря на это, картошки нет совсем, приходится разыскивать. На пять картофельных ямок – одна картофелина. Когда вскопали примерно половину поля или чуть больше, о. Лаврентий сказал, что копать дальше бесполезно, поскольку концентрация картофеля к концу поля стремительно падает. Поэтому прекращаем это занятие. Копать перестали.


После подведения итогов оказалось, что всего за два дня насобирали тридцать (тридцатикилограммовых) мешков картофеля. То есть, количество выкопанной картошки равно количеству посаженной по весне. Дионисий потом шутил, что зато теперь это картошка не прошлогодняя, а свежая, нового урожая.


До конца рабочего дня оставалось время, и мы, пользуясь случаем и всеобщей радостью (по поводу прекращения копки картофеля), зазвали народ помочь нам затащить длинные доски на леса. Пришел Андрей, Александр (повар), Михаил. По двум лестницам затаскивали доски на крышу. По одной лестнице взбирался Александр (с коротким концом доски), по другой лестнице – я вдвоем с Андреем с длинным концом доски). Затащили на леса две семиметровые доски (сечением 10-12 на 20см) и парочку таких же пятиметровых. Теперь у нас есть леса.


Кончились гвозди - стопятидесятку забили всю. Надо бы еще несколько штук. После ужина о. Лаврентий выйдя, из трапезной, сказал нам спасибо за участие в копке картошки, и я тут же выпросил у него гвоздей. О. Лаврентий дал нам полведра старых (кривых и ржавых гвоздей (видимо, где-то разбирали деревянные конструкции). В ведре - в основном, сотка и восьмидесятка. Но нашли несколько длинных – сто двадцать и сто пятьдесят. Попадаются и старинные, квадратного сечения, кованые гвозди 19 века - эти я откладываю в сторону как музейный экспонат. Потом о. Лаврентий принес нам еще горсточку стопятидесятки и, видимо, на всякий случай, гвозди-трехсотку (десяток новых гвоздей, перевязанных в пачку). Но такие гвозди, конечно, мы не используем.


После пяти часов народ собирал клюкву на болоте. Ходили Роман, Миша и Андрей (он - главный сборщик клюквы). После ужина Михаил и Андрей снова побежали на болото, собирать клюкву – может, по ведру успеют набрать, пока светло.


На обед был суп, непонятно из чего. Острый и темный на цвет. Александр Викторович сделал предположение, что суп из морской капусты. Я сначала подумал – из перловки и грибов. Но, похоже, грибов там не было. Была картошка и лук. Суп острый и темный на цвет. На второе было пюре. К пюре подавали лечо.


Когда копали картошку, шел дождь. Как закончили, выглянуло солнышко (мы как раз затаскивали доски на крышу). И когда уже приколачивали доски к лесам, пошел сильный ливень. Мы слезли с крыши и пошли домой. Потом, когда ливень кончился (уже после пяти часов), я опять залез на крышу и забил там еще пару гвоздей.


Вечером приехали туристы – две машины. К нам на участок пришли три или четыре мужика и одна женщина. Потом они зашли в деревянный храм (храм Воскресения Лазаря), поставили там по паре свечек. Спрашивали, когда служба. Я сказал: “В шесть”, но на службу они не пошли.


Когда мы пришли в храм на службу, подошла девушка и спросила, будут ли звонить перед службой колокола? Я сказал, что если придет звонарь (я имел в виду Олега), то позвонят. А если не придет – не позвонят, так начнем. Она сказала: “Мы пойдем, будем ждать”. Тогда я попросил у о. Лаврентия благословения: “Если благословите, то я позвоню в колокола”. О. Лаврентий благословил, и я пошел звонить. Девушка-туристка еще стояла у колокольни, а мужики уже разбежались по сторонам.


Я полез на колокольню звонить, и девушку взял с собой. На звон колоколов сбежались туристы-мужики. Стали снизу фотографировать колокольню. Позвонив в колокола, я пошел на службу, а туристы уехали.


На ужин, на второе были макароны с морковкой (макароны были самое вкусное блюдо из всего ужина), чай, печенье. На завтра Григорий (трапезник) обещает пирожки. Пирожки будет, видимо, печь Андрей (он славится своими постными пирожками). На кухне сейчас работают двое – Александр готовит завтрак, Григорий – обед и ужин.


После ужина дождя нет. Топим печь, будем пить чай.


На вечерней службе Александр Викторович взял у о. Иосифа акафист Преподобному Лазарю Муромскому. Это тот акафист, в той же самой папочке, который мы (Саша Карлин) привезли в монастырь несколько лет назад. Этот акафист мы читали в Кижах на молебне в церкви Воскресения Лазаря, которую построил в 14 веке Лазарь Муромский. Сейчас акафист хранится на клиросе у о. Иосифа.


Вечером этот акафист (и вечернее правило) мы читали в нашей избушке.


9 сентября, пятница,
первая рабочая неделя


Служба в шесть. Завтрак в 8-30. На завтрак - жидкая сладенькая перловая каша. Чай, хлеб.


Сегодня мы закончили леса. Приколотили стопятидесяткой толстые горизонтальные доски. Поперек длинных досок сделали три поперечных трапика из двух досок-горбылей. Теперь на лесах можно жить. Для придания жесткости всей конструкции прибили еще несколько укосин.



Муромский монастырь

Верхние леса для установки главки и креста на нашем строящемся храме Воскресения Лазаря. На переднем плане - осина, из которой мы рубим лемех


До обеда мы пошли, завалили осину (в лесу за огородами у озера). Валить осину стали в сторону от озера (я рассчитывал, что ветер, который обычно днем дует с озера, даст осине начальный наклон в нужную сторону). Я сделал предварительный запил, и стал пилить финальный разрез. Но тут ветер дунул к озеру, и пилу зажало в пропиле. Вырубать пилу не стали - дождавшись, пока ветер снова дунет от озера, я почти свободно вытащил пилу. Тут ветер опять дунул в сторону озера и дерево сильно наклонилось туда же. Тогда я завел пилу и завалил осину в сторону озера.


Отрезали у осины сучья и прорубили просеку (дорогу для трактора) в густом чапыжнике (мелкие лиственные деревья и кусты), чтобы трактор смог заехать в лес и вытащить ствол.


Иван-тракторист притащил осину к нам на объект. От комля осины мы отпилили полутораметровый кусок на цилиндр основания главки (будет запасная заготовка на случай, если основной цилиндр даст трещину). Из оставшейся части осины мы стали делать заготовки для лемеха (выгнутые дощечки с фигурным краем) для покрытия цилиндрического основания главки с крестом.


Я сделал одну лемешину в качестве образца, и Александр Викторович по этому образцу стал делать остальные. Работу вечером закончили без четверти шесть (вовремя спохватились) и побежали на службу.


Вечерняя служба в шесть вечера. Были, как обычно: я с Александром Викторовичем, о. Иосиф и о. Роман (они читают на клиросе), и трапезник Александр.


На обед был суп фасолевый с картошкой и вермишелью (не очень приятный) и гороховое пюре, поскольку - постный день. Но, хорошо, дают еще лечо (на столе стоит несколько мисочек). О. Афанасий делает вкусное лечо с кабачками.


На ужин – то же самое, что и на обед, но дополнительно поджарили еще две сковородки картошки (примерно по три ложки каждому едоку). К ужину пришел новый послушник – Александр. Сидит за столом рядом с нами. Поселили его в общую келью. Он будет алтарником у о. Лаврентия.


Вечером я рубил дрова, Александр Викторович растопил печь и притащил воды с озера. Пока кипятился чайник, я заточил цепь на маленькой пиле – завтра опробуем ее в действии.


10 сентября, суббота,
первая рабочая неделя


Служба в 6-00. Завтрак в 8-30.


Сегодня - банный день. За завтраком распределяют помывочное время в бане - Часовыми интервалами с 9-00. Мы договорились идти в баню с 13 до 14-00 и хотели идти работать. Однако, выяснилось, что завтра лодки из монастыря на подворье не будет (а отец Илья очень просил нас приехать в понедельник на праздник Александра Невского на подворье монастыря в Пудож), лодка идет только сегодня, сразу после завтрака. Олег позвонил из трапезной о. Илье. О. Илья велел нам ехать сегодня. Поэтому мы поход в баню отменили и побежали собираться к отъезду.


Пока мы дошли до нашего домика, в монастыре завели трактор, и трактор уже ехал по дороге к нам. Быстро собравшись, мы залезли в тракторный прицеп и поехали к причалу. В прицепе сидели Олег и Иосиф, который тоже едет в Пудож.


Лодка шла долго (маленький мотор слаб для такой большой лодки). Часа через два прибыли в Гакугсу. Встречал нас о. Виктор на Газели. Загрузили из Газели в лодку кирпичи, чугунную ванну, стекла и старые рамы со стеклами (из них можно будет делать парники). Лодка была почти полная, и Олег поехал обратно. Мы на Газели поехали в Пудож.


Приехали, заселились в кельи. Я заселился в общую келью (напротив трапезной) на диван, Александр Викторович расположился в келье справа с иноком Лазарем, который работает на подворье трапезником.


В трапезной нас накормили обедом. На подворье дают молоко, холодное, из погреба (я выпил две кружки). Суп – уха. На второе – плов с рыбой. Еще можно было попить морсу (клюквенный морс под названием компот). Но морс кислый, и его никто особенно не пьет.


После обеда мы пошли в город. Сходили в магазин Онего, который находится сразу у подворья (по дороге в сторону Вытегры). Магазин хозяйственный (второй этаж) и продуктовый (на первом этаже). Купили горсточку гвоздей-стопятидесятки.


До ужина – свободное время. Сходили на могилку отца Нила и Бориса (слева у маленькой часовенки за храмом Александра Невского).


Муромский монастырь

Могилки отца Нила и Бориса


В шесть вечера (до девяти) служба. Потом – ужин. Поужинали, легли спать.



11 сентября, воскресенье,
первая рабочая неделя


Сегодня праздник - День Усекновения главы Иоанна Предтечи.


Утром в 8-30 пошли на утреннюю службу в Храм Александра Невского (храм с колокольней на подворье Муромского монастыря в Пудоже).


На службе, после литургии, о. Илья торжественно вручил нам с Александром Викторовичем золотые медали Лазаря Муромского (Медаль к 625-летию со дня преставления Преподобного Лазаря Муромского, “За труды и заслуги”). Наградили нас за строительство церкви Воскресения Лазаря – исторической реконструкции деревянного храма, построенного Лазарем Муромским в 14 веке без единого гвоздя.


Медали нам должен был вручать глава Карельской епархии митрополит Константин на празднике Успения в Муромском монастыре (митрополит со свитой прилетал на Успенский праздник вертолетом из Петрозаводска), но нас тогда не было – поэтому медали вручали сейчас.



Муромский монастырь

Медаль к 625-летию дня преставления Преподобного Лазаря Муромского, “За труды и заслуги”


На аверсе медали – поясное изображение Преподобного Лазаря Муромского (с иконы), на оборотной стороне изображена церковь Воскресения Лазаря, историческую копию которой мы строим.


После службы отец Илья остался в храме на крещение ребенка (в храме уже стояла большая серебряная купель с позолоченными ручками).


Служба закончилась около одиннадцати (обед на подворье и в монастыре в 13 часов). Перед обедом мы решили купить к столу большой арбуз (чтобы отпраздновать награждение) и сходили в Онегу. Арбуз ели за обедом. После обеда сели в трапезной чистить картошку – завтра большой праздник, нужно будет много готовить к праздничной трапезе. Чистили я с Александром Викторовичем и о. Иосиф.


Мы нарезали тупыми ножами (точила на подворье нет) ведро картошки (бракованная картошка из нынешнего урожая – с червоточинами и порезами, отобранная к скорейшему съедению).


После картошки мы пошли в город, посетили местный краеведческий музей. Мне продали билет за 50 рублей, Александру Викторовичу – как музейному работнику – дали билет бесплатно. Сопровождала нас женщина смотритель, присматривая за нами - видимо, чтобы мы чего-нибудь не сперли. Внешний вид у нас был не очень презентабельный (из монастыря уезжали в спешке, городской одежды с собой не захватили). Потом смотрительница успокоилась и даже разрешила нам позвонить в латунный колокольчик (в музее висят образцы, не очень древние, колокольного литья). Колокольчик звенит глухо и немелодично. Я помню, у моего дедушки в деревне был колокольчик (который вешали на шею корове) - он и то звонил лучше, хотя и был меньшего размера.


В музее представлено много предметов старины – лапти, туески, кухонная утварь, деревянные миски, гребни для сбора ягод, деревянная соха (модернизированный вариант с несколькими деревянными наконечниками), ткацкий станок, прялка и т.д – весь стандартный древнерусский музейный набор. Есть фотографии петроглифов каменного века с Бесова Носа (мыс на Онежском озере в тридцати километрах севернее Муромского монастыря). Много военных фотографий и газетных вырезок. Самовары, граммофон, патефон и уличный фанерный радиорепродуктор времен войны. Мы сказали, что можем подарить музею полпуда кованых гвоздей 19 века (гвоздей в экспозиции не было). Но работница музея сказала, что гвозди им не нужны – гвозди у них лежат где-то в запасниках, но в экспозиции не представлены.


В целом, музей не плохой, приличный но во всех помещениях очень холодно – как у нас в деревянном храме на утренней службе. Отопление здесь печное, и, видимо, давно не топили.


Затем мы пошли в магазин Агат и купили конфет – драже “морские камешки” (у которых внутри – изюм) и всяких печенюшек к чаю (повезем с собой в монастырь).


На пути из магазина опять проходили мимо музея – у музейных работников как раз закончился рабочий день. Работников в музее пять человек – все женщины. В пять часов вечера они расходятся по домам. Все идут пешком, только директор музея садится в машину Нива-Шевроле (эта Нива с иностранным мотором - довольно популярный в Пудоже автомобиль).


Пришли в монастырь. Перед ужином почитали каноны ко святому причастию (завтра хотим причаститься). Читали во дворе, у голубятни. Погода солнечная, на улице хорошо. Пока читали, на голубятню к нам приходил о. Илья, пошеборшил немного своих голубей (подергал за веревку снизу какую-то палку, которая установлена наверху в голубятне) и пошел к себе в келью (келья у него на первом этаже галереи между храмом и колокольней).


На ужин был суп типа харчо с вермишелью (постный) и плов с рыбой. Давали еще салат из свежей капусты с яблоками. Молока не давали – строгий пост, День Усекновения Главы Иоанна Предтечи.


12 сентября, понедельник,
вторая рабочая неделя


Сегодня праздник - День Благоверного князя Александра Невского.


Проснулись заблаговременно, часов в семь, дочитали молитвы ко святому причастию, к половине девятого пошли в церковь. Перед иконой Александра Невского прочитали акафист Святому Благоверному Князю Александру Невскому и начали читать молитву. Молитву дочитать не успели - началась служба.


На праздник приехали к о. Илье его друзья с Ильинского скита на Водлозере - отец Киприян и его дьякон, а с Кирилло-Белозерского монастыря приехали отец Нил и мирянин Владимир (он живет по соседству с монастырем).


После литургии была праздничная трапезная в зале на втором этаже храмовой галереи, где проходят занятия воскресной школы. За праздничным столом в центре сидели гости и о. Илья, справа от входа сидели женщины (основной приход храма), за столом слева – мужчины. С нами рядом сидел о. Иосиф, напротив сидели приехавшие на праздник из Петрозаводска Александр (Лемешев) и Николай. Александр (с благословения о. Ильи) сегодня много фотографировал на праздничной службе, чтобы выложить фотки на своей страничке в интернете.


На столе были вареная картошка с укропом, жареная и вареная рыба, немного красной икры (форелевой), сыр, пироги и яблоки - урожай с маленькой яблони, растущей у ворот на въезде на подворье (после трапезы оказалось, что яблоки на яблоне все оборваны – а вчера они еще висели). Отец Киприян шутил и рассказывал, как к ним на вертолете прилетал митрополит Константин (это было сразу же после того, как Владыка прилетал на Успение в Муромский монастырь). Потом о. Киприян предложил спеть. Женщины подпевали, потом пели сами.


Отец Илья благословил нас и петрозаводских бородачей (Александр с Николаем) ехать после обеда на лодке в монастырь. Мы собрались и поехали. В Гакугсу нас отвозил о. Виктор. Ехали я, Александр Викторович, Александр с Николаем и о. Нил с Владимиром.


На лодке приехал за нами отец Олег. Когда вышли из речки Гакугсы в Муромское озеро, усилился ветер. Прошли одинокий остров слева и косу справа (за которой лодка должна взять немного правее). Тут на лодке заглох мотор. Олег пытался его завести – но ручка стартера даже не проворачивалась – мотор намертво заклинило.


Ветер стал разворачивать лодку боком к волне. В лодке было одно дюралюминиевое весло и пара досок – веслом и досками(используя их как весла) попутались выгрести к косе (до нее было метров двести), но ничего не получилось – ветер быстро уносит лодку на середину озера.


Александр Лемешев тем временем стал звонить Дионисию, чтобы прислали помощь. Удалось дозвониться, но связь прервалась. Поэтому Александр стал еще звонить дежурному в МЧС.


Мы теперь гребли, держа лодку под углом к волне, в сторону монастырского берега. Ветер и волны усиливались. Несмотря на то, что мы оторвали от сидения еще одну доску и гребли в четыре руки, скорость наша была всего лишь несколько метров в минуту – ветер и волны сильно тормозили движение. До берега было не менее километра, и, при таком раскладе, грести нам нужно было несколько часов. Народ, конечно, приуныл. У лодки была кабина с крышей (можно было спрятаться от дождя), но все были довольно легко одеты. Поэтому перспективы были нерадостные.


Но, минут через двадцать, показалась моторная лодка – это Дионисий вызвал подмогу в лице местного рыбака Дмитрия, который живет в монастырских владениях, на берегу речки Муромки.


Мы связали буксирную веревку из лямок от спасательных жилетов (на жилетах много всяких капроновых поясочков – так что, спасательный жилет, вещь отнюдь не бесполезная), и приявязали нашу лодку к лодке Дмитрия. Чтобы загрузить переднюю лодку, несколько человек пересели в лодку к Дмитрию.


На монастырской лодке остались Олег, я, Владимир и Александр (Лемешев). Олег сидел на носу и, как за вожжи, дергал за веревки (для страховки мы привязали на носу две буксирные веревки, которые иногда запутывались, когда нашу лодку ветром ставило поперек курса). Я сидел на руле и рулил – монастырская лодка, оказывается, имеет руль на корме, Владимир мне помогал. Александр звонил в МЧС - говорил, что нас спасать уже не надо – помощь пришла.


Идти против ветра было тяжело, поэтому Дмитрий прижался к монастырскому берегу, где ветер и волны были тише. Сначала он хотел тащить нас к домику Стояна (это было гораздо ближе), но у берега волны стали меньше и ветер уменьшился (стена леса защищает от ветра). Здесь лодка могла идти против ветра поперек волны. Поэтому пошли вдоль монастырского берега к речке Муромке.


Через некоторое время мы, в целости и сохранности, благополучно прибыли к причалу Муромского монастыря. Пошел дождь. На Онеге начинается шторм.


Еще успели зайти на вечернюю службу. Пришли почти под конец – как раз пели “Многая лета”.


После службы отправились в трапезную. На ужин была дыня, яблоки, суп типа харчо и гречневая каша (жидкая). Хорошо и вкусно. Дыню и арбуз привезли с собой о Нил с Владимиром.



13 сентября, вторник,
вторая рабочая неделя


С 6-00 до 8-30 – служба.


Вчера было холодно, сегодня - тоже. Изредка идет дождь. Сильный ветер, небо пасмурное. Когда идешь на обед, приходится идти, наклонившись к земле под сорок пять градусов – иначе сдувает ветром.


Работаем в ватниках – майка, свитер, роба, ватник. Хорошо - и еще даже не потеешь. Александр Викторович делал лемешины на цилиндр основания главки. Я выпиливал луковку.



Муромский монастырь

Осина, из которой мы рубим осиновый лемех



Муромский монастырь

Укладка лемеха на цилиндр основания луковки (сверху – затовки для лемеха)


Часов в пять к нам на участок заходили о. Нил (с Кирилло-Белозерского монастыря) и Владимир. Владимир потом на ужине показывал мне на телефоне фотку своей часовни – он рядом с Кирилло-Белозерским монастырем выстроил часовенку и теперь хочет передать ее монастырю. Там у него тоже луковка с лемехом. Лемех он, правда, называл гонтом. Я разъяснил ему, что лемех – это выпуклые, как у бочки, криволинейные дощечки. Прямоугольная плоская доска – это дранка или дрань, дранка с пазом - гонт.


Луковка у него на фотографии непропорциональная. Диаметром сантиметров восемьдесят, но лемешины - шириной по двадцать сантиметров. Поэтому выглядят грубо, неаккуратно. Ну, и цилиндр основания луковки (тоже крытый лемехом) очень толстый. По диаметру почти равен луковке. Я сказал, что покрытие лемехом добавляет сантиметров по десять – двенадцать к диаметру, он сказал, что сначала этого не учел и понял только потом.


Александр и Николай (Петрозаводские) подрядились в монастыре ставить ветряк (двухметровый пропеллер с электродвигателем на девятиметровой башне). Александр ходит по всему монастырю, ищет разбросанные по монастырю запчасти - ролики и блоки (они применяются для натяжения троса при установке ветряка).


Я притащил ему один ролик, который мы устанавливали на крыше нашей церквушки и через который перекидывали веревку для затаскивании досок на крышу. Ролик этот Александру почему-то не подошел (видимо, у него трос значительно толще). Александр также спрашивал меня, как ему делать крепление к ветряку – на сварке или на болтах. Я сказал, что сварка от вибрации отвалится. Лучше, везде, где можно, делать крепеж на болтах. Тем более, что сварочный аппарат в монастыре слабенький – электроды тонкие - 3 мм, толстый металл не проварить.


Когда мы работали у себя на участке, приходили два рыбака из деревни Нигижма (деревня неподалеку от Гакугсы). Спросили, можно ли посетить монастырь. Мы сказали: “Конечно, можно”, и рыбаки пошли осматривать монастырь.


Вечерняя служба, как обычно - в шесть вечера.


На ужин – суп обеденный (жидкий фасолевый). Как-то к ужину он не стал гуще. Макароны и свекла. Свекла просто порезана на кусочки и выложена на блюдца. На столе был чеснок и майонез (можно было добавить в свеклу), но нам майонеза не досталось. Чай, арбуз.


После ужина кипятим чай. Я нашел в кармане ватника огурец. Когда мы терпели бедствие на Муромском озере, Александр (Лемешев) подарил мне этот привезенный из Петрозаводска домашний огурец. Едим его с сыром. Плавленый сыр Лакомо калининградского производства (со вкусом как у сыра Виола) Александр Викторович привез из Москвы).


14 сентября, среда,
вторая рабочая неделя


С 6-00 – служба. Служба длинная – 2 часа 45 минут.


Перед службой Олег звонил в колокола. Если Олег в монастыре, то он всегда звонит в колокола перед службой. Колокольня рядом с нашим домиком (метров сто или сто пятьдесят), и звон слышно у нас в домике, если ветер не очень сильный. В ветреную погоду звук колоколов уносится ветром.



Муромский монастырь

Колокольня (слева) у деревянного храма Воскресения Лазаря


В 8-45 – завтрак. Каша (безвкусная типа перловки), чай, хлеб.


В 13-00 – обед. Суп типа харчо и что-то непонятное на второе - картофель или рис с овощами (все разварено до состояния клейстера, начальный состав определить трудно).


Сегодня Александр Викторович делал лемех, а я с утра допиливал луковку, потом до обеда и после обеда делал перекладины у креста.


Муромский монастырь

К нам пришли коровы


Муромский монастырь

Моя любимая корова Доча. Она дает нам молоко


В 18-00 - вечерняя служба. Ужин. На ужин сделали хорошие вкусные наваристые щи. С удовольствием поели.


После ужина к нам приходили отец Нил (из Кирилло-Белозерского монастыря) и его знакомый, Владимир (мы пригласили их в гости). Отец Нил в отпуске. Решил съездить в Муромский монастырь на пару дней помолиться. Владимир - с ним за кампанию. Завтра они собираются читать акафист Лазарю Муромскому и потом уедут.


О. Нил рассказал, что о. Лаврентий (который сейчас служит в нашем монастыре) раньше, оказывается, несколько лет был наместником Кирилло-Белозерского монастыря, но потом его сняли с должности, поставили в монастырь другого начальника. Со слов о. Нила, монастырь туристический, нужно было общаться с народом, а о. Лаврентий молчаливый и необщительный. Потом о. Лаврентий был в каком-то другом монастыре, после чего пришел к нам в Муромский монастырь.


15 сентября, четверг,
вторая рабочая неделя


В 6-00 – служба. Служба длинная, почти три часа. На службе было елеопомазание (мазали всех елеем).


В трапезную пришли без пяти девять. На завтрак – вкусная гречневая каша, чай.


В 13-00 – обед. Гороховый суп и макароны.


Небо весь день пасмурное. С обеда идет дождь. Тепло. Я до обеда видел одинокого комара. Я колупаюсь на улице, под дождем. Александр Викторович переместился в нашу церквушку и рубит лемешины там под крышей.


Сегодня я доделал крест и (уже после пяти часов) напилил из осины новые заготовки для лемеха. Завтра будем рубить лемешины вдвоем.


Муромский монастырь

Собранный на земле крест



Отец Нил с Владимиром сегодня уехали. Проезжая мимо нашего домика, они вылезли из тракторного прицепа, и мы попрощались.


В 18-00 - вечерняя служба.


На ужин – то же самое что и в обед, но еще были яблоки и творог (две мисочки на столе), конфеты, варенье, печенье.


После ужина, по просьбе Александра, Пошел к нему на консультацию по вопросу установки ветряка. Ветряк они ставят на берегу за баней. Мы ходили вокруг ветряка, пока не стемнело – Александр боится, что что-нибудь сделает не так. Он собирает тросы, ролики и блоки в единую конструкцию – металлическая труба с растяжками, которая пока лежит на земле. Я посоветовал ему, прежде чем водружать пропеллер с мотором на мачту, проверить электрогенератор на земле – дает ли он, вообще, какой-нибудь ток?


16 сентября, пятница,
вторая рабочая неделя


С 6-00 до 8-45 – служба. В 8-45 – завтрак. На завтрак – гречневая каша и чай.


После завтрака пошли работать. Большой пилой пилили заготовки для лемеха, потом весь день рубили лемех с зубом. В середине дня был дождик, после обеда светило солнышко. Стало тепло, подул южный ветерок. Шторма на озере нет. Появились какие-то мелкие мошки (не гнус).


При пилении меня облепили мухи, потому что мокрая осина на распиле пахнет дерьмом. В июне, когда я пилил другую осину, я думал, что осина так пахнет, потому что росла у туалета. Но теперь оказалось, что осина из леса пахнет точно также. Александр Викторович рубил лемех в домике, и ему мухи не досаждали. Перед обедом он немного порезал палец. Порез неглубокий, но заметил не сразу – забрызгал кровью несколько дощечек.


В 13-00 – обед. Суп которому повар Григорий не смог дать названия (картошка, немного морковки, мало лука) – жидкий водянистый картофельный суп. На второе - блюдо, которое мы не смогли идентифицировать вчера (что-то белое, склизкое, с морковкой). Сегодня Григорий признался, что это - рис. Рис разварен до такой степени, что превратился в кисель. Давали печенье (галеты) и чай. То же самое - на ужин.


По дороге с обеда мы выбрали два бревна, которые лежат в штабеле у белого храма. Повезем их к нам на объект делать стойки - подпорки под луковку.


После обеда (до двух часов) я опять ходил консультировать Александра по вопросу подъема башни для ветряка.


Сегодня в монастырь приехали двое местных мужичков, которым (со слов Александра Лемешева) Илья (Питерский) продал за двадцать тысяч рублей неработающий каракатор. Каракатор – это предыдущая монастырская чудо-машина на шинах низкого давления с кабиной, сколоченной из фанеры. Чудо-машина работала от японского мотора (как у газонокосилки), который сейчас сломался (и что-то там еще с коробкой передач). Теперь каракатор стоит у гаража, за домиком настоятеля. Ребята привезли с собой бензин и весь день крутились вокруг каракатора. Они собираются завести каракатор и погонят его из монастыря по лесной дороге на Андому.


В 18-00 - вечерняя служба. Были мы, Роман, Олег, Александр (трапезник), Александр с Николаем (Петрозаводские бородачи). Заходил Дионисий (который маленький).


Сегодня на службе о. Лаврентий произнес молитву за Олега, который поехал на третьем маленьком моторе в Гакугсу. Он везет в ремонт два других лодочных мотора (один - который сломали давно, и другой - который заклинило в понедельник, когда мы ехали на лодке в монастырь). Молитва о. Лаврентия не помогла - у Олега сломался и третий мотор. Как они выходили из ситуации, мы пока не знаем.


После службы (пока шли в трапезную) Александр (Лемешев) рассказал, что они сегодня поднимали трактором трубу (пока без электрогенератора) - испытывали натяжение тросов. Труба поднимается, но разгибает звенья цепи (толщиной с баранку), которые Александр использует вместо карабинов. Я говорил ему ранее, что цепь незакаленная и нагрузки может не выдержать (по расчетам, усилие на тросе при подъеме - примерно 2.5 тонны). Поэтому трубу приподняли трактором градусов на тридцать и положили на прицеп, чтобы легче поднимать. Теперь они будут крепить тросы и монтировать двигатель, чтобы поднимать трубу в сборе с электродвигателем и пропеллером.



Муромский монастырь

Башня ветряка (лежит на тракторном прицепе) и вертикальная стойка для троса (используется для подъема башни)


После вечерней службы ребята, которые возятся с каракатором, ходили по монастырю, ждали куда их поселят. О. Лаврентий спрашивал у нас, есть ли свободные места в нашем домике? Я сказал, что места есть, но нижнее место всего одно, остальные места - на верхних нарах. В итоге, их поселили куда-то в другое место. Они причалили лодку у нашего домика и притащили к нам (чтоб не тащить далеко) свои рюкзаки, бензопилу и канистры с бензином.


Сегодня над озером - красивый красный закат. Когда мы шли с вечерней службы, красное солнце как раз садилось за горизонт.


17 сентября, суббота,
вторая рабочая неделя


Сегодня – банный день. Работаем до обеда.


С 6-00 до 8-30 – служба. На службе о Лаврентий помазал всех елеем. Опять отметили, что о. Лаврентий стоит на елеепомазании не так, как обычно стоят иеромонахи в Муромском монастыре. О. Лаврентий встает не сбоку (на женскую половину), а по центру - прямо перед аналоем - так, что помазываемому приходится поворачиваться задом к алтарю и к аналойной иконе.


В 8-30 – завтрак. Каша гречневая, кабачковая икра, чай.


До обеда работали лемех, рубили, пилили. Укрыли лемехом примерно половину цилиндра основания главки.


В 13-00 – обед. Сегодня хороший обед. Щи и капуста, тушеная с томатной пастой. Все вкусно, как никогда (такого вкусного обеда еще не было).


В 13-15 (после обеда) пошли в баню (на обед мы пришли уже с банными принадлежностями).


По дороге, когда мы шли с обеда в баню, Александр опять вытащил меня на консультацию по ветряку. Непонятно, поворотный у него генератор (поворачивается в сторону ветра) или стационарный? Нашли в гараже какую-то большую запчасть. Она - точно от ветряка (подходит по габаритам), но поворачивается или нет – надо разбираться. Из нее торчат несколько болтов и провода, которые Александр уже заказал в Пудоже (провода, оказывается, есть). С этой деталью Александр с Николаем, может быть, соберут свой ветряк мы, наконец, увидим его целиком.


Пришли в баню – баня холодная. Печь почти потухла (в топке теплится несколько красных угольков), вода в баке не кипит. До нас мылся молодой трапезник Александр, и он забыл подкинуть дров. Закинули дрова в топку (в предбаннике лежат березовые поленья) - печь разгорелась.



Муромский монастырь

Баня на берегу Онежского озера. Вход - слева. в дальней части бани. Дверь спереди - монашаская келья (эту келью сделал себе о. Нил).



Муромский монастырь

На скотном дворе. Куры и козы


После бани немного отдохнули. Потом я пошел копать траншейку под сортир (наша прежняя туалетная яма уже заполнилась). Александр Викторович пошел собирать бруснику. За час насобирал примерно литр.


Двое ребят, которые приехали вчера на лодке, собирают каракатор (вчера отвинтили колеса, сегодня ставят их обратно).


Вечерняя служба в субботу начинается в пять часов (потому что служба длинная). Служит о. Лаврентий, помогает ему алтарник Александр. На клиросе – Роман и Олег. Еще мы двое и Александр с Николаем (Петрозаводские бородачи).


Перед службой в монастырь приехали три квадроцикла. Доехали до речки Муромки (это у квадроциклистов стандартный маршрут) и поехали назад. На обратном пути квадроциклисты в пятнистых зеленых одеждах из блестящего пластика зашли в храм на службу. Шурша полимерными штанами, потолкались у входа и в центре храма, поклонились иконам и через пару минут ушли.


Служба до 19-40 (два часа сорок минут). Завтра, в девять утра – литургия.


На ужин – суп (щи). Второго мне не досталось - пока я ел щи, те, кто ели сразу второе блюдо ()не ели суп, утащили кастрюлю на дальний конец стола. На блюдцах - свекла с луком и картошкой (такой недоделанный винегрет). Чай.


За ужином Иван-тракторист сказал, что он утащил каракатор к Лешему (к домику Стояна). Оттуда пудожские ребята собираются тащить его по воде лодкой на буксире в Гакугсу. Колеса у каракатора большие, якобы, он сам плавает и утонуть не должен.


Пришли с ужина – уже темно. Сейчас – полнолуние. Вчера была полная луна, взошла в окошке, где спит Александр Викторович (это в нашем домике дальняя от озера стена). В полнолуние обычно всегда холодно. Сегодня днем светило солнышко, но погода холодная. В первой половине дня – солнышко, во второй половине дня – пасмурно.


18 сентября, воскресенье,
вторая рабочая неделя


Служба в 9-00. перед службой читали часы. Службы проходят в деревянном храме. Холодно, мерзнет голова (стоим на службе в свитерах и ватниках).


На службе часть народа исповедывалась и причащалась. Мы с Александром Викторовичем не причащались – будем причащаться в праздник (в среду праздник - Рождество Пресвятой Богородицы). Служба до половины двенадцатого, сразу после службы – обед.


На обед – суп (щи) из вчерашней тушеной капусты и картофельное пюре. Все пересоленное, но есть можно. Чай, печенье.


После обеда пошел консультировать Александра. Они с Николаем откопали в гараже редуктор от электрогенератора, привинтили его электромотору и хотят теперь выработать ток, раскрутив вручную редуктор (без пропеллера).


Потом я позвал Александра с Николаем к нам в гости, пить чай. Вскипятили чайник и перед службой попили чаю.


Александр рассказывал про о. Ферапонта. Как они с Евсевием устраивали скит в охотничьей избушке на Черной речке (речка между Гакугсой и Пудожем). Евстафий, начитавшися Брянчанинова, был инициатором, а о. Ферапонт ему помогал. Потом Александр с отцом Нилом (который погиб, зимой по дороге в монастырь - (на буране провалились под лед, о Нил чинил буран, замерз и получил воспаление легких) приезжали в этот скит на машине. На Черной речке была избушка, огород, была посажена картошка и имелся годовой запас продуктов. Отец Нил сразу сказал: “Все – я в монастырь обратно не поеду, остаюсь жить здесь”. Александр едва уговорил о. Нила вернуться – в Гакугсе стояла неразгруженная машина с железом, железо надо было разгружать и везти в монастырь. Иначе все добро пропадет. И отец Нил вернулся в монастырь. Потом его рукоположили в священники, навалились другие дела, и стало не до скитов.



Муромский монастырь

Храм Воскресения Лазаря в Лазаревой роще


В 18-00 - вечерняя служба. Сегодня служба в зимнем домовом храме. Здесь гораздо теплее, хотя печь нетоплена. Храм находится на втором этаже келейного дома, и на первом этаже, в трапезной печь топится каждый день. Зимний храм не очень подготовлен – многих икон нет (иконы из деревянного храма еще не переносили).


После службы – ужин. На ужин – картофельное пюре, которое осталось от обеда. Еще Григорий напек блинов. Сказал, что блинов много, всем хватит штук по пять (блины толстые и вкусные). К блинам подавали черничное варенье. Я с удовольствием съел с чаем два блина.


Погода сегодня холодная, пасмурная, дует сильный ветер. Топили печь после обеда и будем топить сейчас, после ужина.


19 сентября, понедельник,
третья рабочая неделя


С 6-00 до 8-30 – служба.


В 8-30 – завтрак. На завтрак - каша гречневая и кабачковая икра. После завтрака пошли работать. Делали лемех - я делаю юбку (верхние лепестки), Александр Викторович рубит лемех на цилиндр.


Завтра еще точно будем рубить. В среду - праздник. В четверг, может, Бог даст, начнем затаскивать делали на крышу.


Перед самым обедом ходил опять консультировал Александра и Николая с их генератором. Они никак не могли померить, дает ли генератор какой-нибудь ток. Николай вручную крутил редуктор, Александр подключал лампочку на 24 вольта, но лампочка не светилась.


В трапезную пришли рано, до обеда оставалось немного времени, и мы пошли в гараж осматривать генератор. Вокруг генератора уже собрался народ: Иван (тракторист), и кто-то еще. Взяли лампочку вольта на три от карманного фонарика, Александр обмотал провода вокруг цоколя лампочки и держал провода пальцами, а я тыкал концы проводов в клеммы генератора. Коля, за торчащий в торце редуктора болт, раскручивал генератор (крутил, как за заводную рукоятку автомобиля). По команде “Крути” Коля крутанул, я потыкал проводами в клеммы (выводы обмоток генератора), лампочка ярко вспыхнула и сгорела. Меня немного дернуло током. По ощущениям я оценил, что генератор от колиного кручения выдал напряжение вольт в двенадцать.


Потом оказалось, что в монастыре даже имеется электронный тестер. Прибор ценный, его никому не дают, хранится он у о. Лаврентия (о. Лаврентий говорит, что он бывший связист). Александр сказал, что тестером они уже мерили (мерил о. Лаврентий), но тестер ничего не показывает. Я сказал, что, вероятно, они мерили постоянное напряжение. А надо мерить переменное. Если вольтметр установлен в режим измерения постоянного напряжения, то при переменном напряжении он будет показывать ноль.


После обеда сбегали за тестером (чтобы померить еще и тестером). Я установил тестер в режим измерения переменного напряжения, и ткнул щупами в клеммы. Николай покрутил редуктор и тестер показал 16 вольт на одной и на другой обмотке. Таким образом, все убедились, что генератор работает, и можно из него добывать электричество.


Для сборки генератора Александр заказал Дионисию недостающие болты. Болты специфические, по электронной почте отправляли Дионисию эскизы болтов с указанием размеров. Дионисий сейчас сидит на подворье в Пудоже (был там уже на празднике Александра Невского). Болты через несколько дней, может быть, привезут.


С утра было пасмурно. С полудня проглядывало солнышко. Пару раз за день (минут по пять) шел средней интенсивности дождик (ватник не промочил). Мы в это время пилили большой пилой заготовки для лемеха.


На обед давали гороховый суп и макароны. На ужин добавили маринад из кабачков – кабачки, перец и что-то там еще (типа лечо, но овощи нарезаны большими кусками).



Муромский монастырь

Храм Всех святых



Муромский монастырь

Храм Всех Святых (вид со стороны озера)


В 18-00 - вечерняя служба. Ужин.


20 сентября, вторник,
третья рабочая неделя


Сегодня вечером (то есть завтра.) праздник – Рождество пресвятой богородицы


С 6-00 до 8-30 – служба.


В 8-30 – завтрак.


Делали опять лемех на цилиндр луковки. Закончили работать в 16-35.


В 17-00 - служба. В теплом домовом зимнем храме. На службу приехали два незнакомых мужика в зеленых пятнистых костюмах. Служба - с пяти до восьми. Отец Лаврентий как-то грустно служил, не кадил народ, и кадило у него не работало (не дымит).


На обед подавали суп из вермишели и картошки. Картошка в супе была недоварена – Роман в сердцах даже молча плюнул, не стал доедать суп, а наложил себе прямо в недоеденный суп картофельное пюре, которое подавали на второе.


К ужину картошка в супе доварилась. К чаю подавали баранки и варенье.


Александр (Лемешев) насобирал сегодня нам ведро клюквы. Высыпали в пакет, пакет в картонной коробке поставили на хранение в тамбуре нашего домика. Николай ходил на рыбалку, наловил рыбы.



Муромский монастырь

Клюква нынешнего урожая


Погода теплая. Светит солнышко. Ночью на небе видны звезды.


После вечерней службы (после ужина) топим печь, кипятим чай, читаем молитвы ко святому причастию. Завтра хотим причащаться.


21 сентября, среда,
третья рабочая неделя


В 9-00 праздничная служба. Рождество Пресвятой Богородицы. Литургия. До службы (вчера и сегодня) читали молитвы ко святому причастию. На службе исповедались и причастились.


На службе были мы двое, Роман, Олег, алтарник Александр, Александр-трапезник, Александр и Николай (Петрозавоские бородачи), двое вчерашних приезжих и все четверо молдаван.


О. Лаврентий поздравил всех с праздником и на проповеди рассказал нам про Богородицу, что она, во-первых, обладала всеми унаследованными от родителей и праотцев добродетелями, накопленными за пять с половиной тысяч лет, во-вторых, ведя добродетельную жизнь (живя в уединении и молитве), добавила к этому еще и собственные добротели.


Исповедовались и причащались мы, Александр с Николаем, Александр-алтарник, Олег, Роман, двое приезжих. Ребята-молдаване исповедоваться (и причащаться) не стали, ушли раньше.


После службы мы по дороге домой забросили в тракторный прицеп два бревнышка (прицеп как раз стоит у монастырских ворот), чтобы трактор, как поедет, привез бревна к нам на участок. Дома затопили печь - до обеда почти целый час.


Погода пасмурная, но дождя нет. Ветра тоже нет, тепло.


Обед в 12-00. Подавали рыбный суп (из настоящей рыбы и из консервов, как сказал трапезник Григорий). На второе – макароны с луковой поджаркой на рыбьем жиру. Без жира макароны вкусные, с жиром (если черпануть макароны со дна кастрюли) – невкусные. Печенье, чай.


После обеда Николай пригласил нас на свой день рождения.



Муромский монастырь

Слева направо: Николай, я (Александр Тетерин), Александр Викторович (Горбунов) и Александр (Лемешев). Фото у храма Всех Святых



Муромский монастырь

Вместо меня – Григорий (трапезник) – я фотографирую


Пошли на день рождения. Еще с нами пошел Григорий (трапезник). Александр с Николаем живут в домике у озера за огородами.


К столу Николай приготовил уху, вареных окуней и свежепойманных хариусов - сырой хариус режется ножом на куски и посыпается солью. Вкусно. Посидели часок, поговорили.


Николай сам не из Петрозаводска, а живет в деревне, расположенной между Толвуей и Великой Губой (это в северной части онежского озера).


Александр рассказывал, как лечили у Николая опухоль щитовидной железы (аденома). Николай поддакивал и жестами показывал, какого размера была опухоль на шее. Опухоль была здоровая, врачи хотели резать, но Александр посоветовал Николаю лечиться бальзамом Шевченко (водка пополам с растительным маслом), который активизирует иммунитет в организме.


Николай пил бальзам неделю (по три раза в день), но опухоль не проходила. Александр списался по электронной почте с самим Шевченко. Тот написал, что нельзя употреблять сахар во время лечения. Николай перестал есть сахар, и опухоль за неделю прошла. Врачи удивились и хирургическую операцию отменили.


Григорий (он из Липецка) сказал, что решил остаться в Муромском монастыре навсегда (по крайней, мере лет на десять), поскольку нашел здесь себе нового духовника – отца Лаврентия, настоящего подвижника. По поводу его невкусных обедов, Григорий сказал, что монах должен есть хлеб и воду, а не вкушать изысканные яства, поэтому на качество приготовления блюд обращать внимание не стоит.


Потом я пошел домой. Александры (Лемешев и Горбунов) решили прогуляться на болото за клюквой. Я топлю печь. Кипячу чай. Вернутся – попьем чайку.


Вечерняя служба в 18-00. Были все: я, Александр Викторович, Александр с Николаем, Григорий, Олег, Роман, Александр (алтарник) и Александр (трапезник).


На ужине была копченая рыба, которую привезли приехавшие туристы.


22 сентября, четверг,
третья рабочая неделя


С 6-00 до 8-30 – служба. Сегодня на службе нас даже обкадили - о. Лаврентий теперь стал пыхать кадилом по одному разу перед каждым присутствующим на службе. Раньше он кадил храм и иконы, а присутствующих кадил только всех сразу - с солеи.


В 8-30 – завтрак. Рис, чай. Салат из свежей капустки с огурцами. Вчерашняя копченая рыба (большие лещи).


На работе у нас – ЧП. Выйдя утром на работу, мы обнаружили на участке полный хаос. Все наши лемешины в беспорядке разбросаны по всему участку, цилиндр (который стоял вертикально, и на котором с строгом порядке висели наши лемешинки) теперь лежит горизонтально на земле. Луковка, составленная из нескольких деталей, которая раньше стояла, собранная, на большом чурбаке, теперь беспорядочно развалена на части. Видимо, сегодня с утра (пока мы были на службе) здесь прошло монастырское коровье стадо (коровы каждый день ходят на озеро на водопой).


Развалил все, наверное, молодой бычок, любитель пободаться. Он не только уронил все вертикально стоящие предметы (цилиндр, стоящую на пне луковку, доски, приставленные вертикально к крыше церкви), но и катал цилиндр рогами по участку, пока с него не осыпался весь лемех (лемешины лежат далеко от цилиндра). За все время нашей работы в монастыре такое случилось первый раз. До этого коровы ущерба нам не причиняли.


Лемешинки у нас даже не были пронумерованы. До обеда мы подбирали их по рядам (по размеру) и устанавливали их обратно на цилиндр, подгоняя лемешины друг к другу (подтесывая кромки топором). Пару рядов все же мы перепутали местами (это заметно по длине лемешин), но это исправим уже на крыше, при окончательной подгонке. Во избежание подобных инцидентов, все лемешины пронумеровали (раньше сделать это не успели, поскольку закончили весь комплект только во вторник вечером).


В 13-00 – обед. Рис, суп (похожий на щи). Салат из капустки с огурцами. Печенье (галеты), чай.


Сегодня доделали весь лемех на цилиндре основания луковки. В пять часов пришел Александр (Лемешев), сделал несколько фотографий. К вечеру опять пришли коровки.



Муромский монастырь

Александр Викторович (наш исторический консультант) подгоняет лемешинки на цилиндрическом основании луковки



Муромский монастырь

В процессе работы. На заднем плане Александр (Лемешев) и коровы


После работы мы все детали разобрали и унесли внутрь храма. Лемешины сложили там в картонные коробки.


Монахи начали сегодня заготовку силоса. Роман бензиновым триммером косит траву. О. Лаврентий планирует уложить траву в яму и утрамбовать трактором. Романа к вечеру должен был сменить Александр, но Роман сказал, что он не устал и косит дальше. Поэтому Александр пришел к нам немного пофотографировать.



Муромский монастырь

Наборная луковка с горизонтальными концентрическими пазами для установки зубчатого лемеха


Сегодня прохладно, но светит солнышко. Несколько раз к причалу ездил трактор и буханка (микроавтобус УАЗ). Из Гакугсы в монастырь привезли мощный бензиновый генератор (для выработки электричества). О. Илья собирался приехать завтра, но теперь перенес свой приезд на понедельник. Перевозки в монастырь осуществляются сейчас рыбацкими попутными лодками (монастырские лодки не ездят – все моторы сломаны).


В 18-00 - вечерняя служба. На службу пришел Григорий (что не характерно).


На ужин – обеденный суп и макароны (витые рожки, без всякой поджарки и масла). Еще был салат из перца (салат не очень вкусный, потому что в салате, практически, один перец).


Говорят, уже приехал о. Антоний (который ездил на неделю в Вологду, в Семинарию). Но мы его еще не видели.


23 сентября, пятница,
третья рабочая неделя


С 6-00 до 8-30 – служба.


В 8-30 – завтрак. Рис, гречневая каша, на блюдечке – консервированная кукуруза (типа Bonduel) хлеб, чай.


С утра, при пилении осины, сломалась большая пила. Сломался натяжитель цепи – металлическая пластинка со штырьком, конец которой загнут под 90 градусов, а в загнутой части просверлено отверстие с резьбой. Эта резьбовая часть и треснула – отлетела половинка резьбы. Цепь теперь не натягивается, пила не дееспособна.


Примечательно, что на этой детали имеется гордая надпись Stihl – видимо, деталь ответственная, и ее изготовление не доверяют китайцам. Я сильно разочарован в последнее время качеством штилевских бензопил. Каждый сезон - какая-нибудь серьезная (неустранимая на месте) поломка. Даже тяжелые валочные модели так неуклюже ломаются.


Будем пилить маленькой пилой. Пила маломощная, а нужно пилить вдоль – в цилиндре основания луковки надо выпилить снизу клиновидный паз для установки цилиндра на охлупень. Придя с обеда, я хорошо подточил цепь. Теперь можно ею еще как-то пилить.


В 13-00 – обед. Суп-харчо, макароны. На столе – вазочка с вареньем (апельсины или мандарины, протертые с корками), чай. Работникам-молдаванам кладут отдельно на блюдечке мясной паштет.


Допилил цилиндр, и мы затащили его на крышу. Тащили вдвоем по двум лестницам. Потом я его полдня прирубал по месту.


Александр Викторович, тем временем, пошкурил, помазал антисептиком два бревна (те, которые мы грузили в тракторный прицеп и которые Иван уже привез к нам на участок) и выдолбил отверстие под шип креста в горизонтальном потолочном бревне нашего храма.


Потом он рубил лемех на нижнюю часть луковки. Там лемех сильно изогнут. Верхний зуб на лемехе мешает рубить его топором. Рубить нужно боковым левым хайлом (топор с коротким, выпуклым влево, лезвием). Александр Викторович успешно осваивает новый инструмент.


Роман еще не устал и по-прежнему косит траву, хотя заготовку силоса воспринимает скептически. Александр Лемешев (низкий ему поклон) опять собрал нам сегодня два ведра клюквы (одно – до обеда, второе – после обеда).


Днем светило солнышко, ветер. Иногда шел дождь. Перед выходом на обед и в конце рабочего дня. Днем на лодке приезжали туристы – женщина и мужчина.


В 18-00 - вечерняя служба. На службе дьяконом – о. Антоний. На службу опять пришел Григорий. Григория дисквалифицировали из поваров, теперь обеды готовит один Александр. Антоний печет хлебы и просфорки.


24 сентября, суббота,
третья рабочая неделя


С 6-00 до 8-30 – служба.


В 8-30 – завтрак. Макароны и кабачковая икра. Сегодня банный день. На завтраке записались на помывку с 13-00 до 14-00.


До обеда работали - я как раз почти прирубил на конек цилиндр луковки, как пошел дождик. Мы залезли внутрь под крышу, стали ставить вертикальные подпорки под охлупень. Установили оба бревна с первой примерки и, примерно без четверти двенадцать, стали затаскивать на крышу нижнюю часть луковки. Я тащил веревкой с крыши. Александр Викторович толкал снизу, взбираясь по лестнице.


Дотащили до лесов. Но на леса сразу забросить не могли – деталь тяжелая, за один прием на метр в высоту ее не поднять. Закрепили ее веревкой и стали вязать вторую петлю – чтобы тащить вдвоем сверху, с площадки лесов. Тут как раз пришел Александр с фотоаппаратом и очередным ведром клюквы. Мы попросили его помочь, и втроем – двое сверху, один снизу - быстро затащили деталь на леса. Потом я с Александром по двум лестницам затащили на леса крест (пока еще без перекладин). Перекладины затащили следом (они легкие).


Теперь у нас все детали лежат наверху.



Муромский монастырь

Верхние леса с деталями для установки креста



Муромский монастырь

Собранный крест и нижняя часть луковки на лесах


В эту в субботу мы планировали уже уехать в Пудож (с самого утра). Но теперь у нас два дня отставания от графика (копали картошку). Поэтому, чтобы установить крест, решили задержаться на субботу, воскресенье и понедельник. В понедельник с утра подготовим крест к установке и, до обеда или после, поставим крест. За обедом я рассказал о наших планах о. Лаврентию, сказал, что в понедельник перед установкой креста, крест надо будет освятить (чин освящения с окроплением святой водой). О. Лаврентий сказал: ”Хорошо”. Я сказал, что в понедельник, как все будет готово, мы позовем его для освящения креста. И во вторник хотели бы уехать.


Символично, что во вторник - праздник – день Воздвижения Креста Господня. Так что, может быть, все к лучшему.


К заготовке силоса подключился Иван-тракторист. Он сказал о. Лаврентию, что будет косить траву тракторной косилкой, которая лежит у монастыря (видимо, косилка рабочая, хотя ей давно уже никто не пользовался). О. Лаврентий очень обрадовался.



Муромский монастырь

Трактор с автоматической дисковой косилкой


В 13-00 – обед. Гречневая каша и суп (картофельный с вермишелью). После обеда пошли в баню. Печка горит, но не очень интенсивно. Голове – жарко, ногам - холодно. Но помыться можно. Александр Викторович сбегал, окунулся в озере. Я купаться не стал (пока бежишь – замерзнешь).


Помывшись, мы подкинули дровишек в печку и пошли домой. Нас догнал Александр, взял у нас ведро из-под клюквы и пошел на болото.


В 17-00 вечерняя служба. До 19-45.


После службы – ужин. Щи, гречневая каша, чай, варенье, печенье. На блюде – свежепросольные кабачки (нарезанные длинными кусочками) и огурцы.


Со службы (с ужина) возвращались уже ночью. Солнце село, темно, на небе – звезды.


25 сентября, воскресенье,
третья рабочая неделя


Служба в 9 утра. Были все. Ребята-молдаване ушли перед причастием (причащаться они не стали). Исповедовались: алтарник Александр, Олег, Роман, Григорий и Александр-трапезник.


О. Лаврентий на проповеди сказал что - по словам Игнатия Брянчанинова - вредно пить вино и даже квас.


После службы (служба закончилась в начале двенадцатого) пошли домой. Светит солнышко


В 12 часов обед. Обед был очень вкусный. Давали омлет (каждому большой кусок - примерно тридцатиградусный сектор большой сковородки, толщиной сантиметра полтора), на второе - вкусный плов (рис с морковкой), на первое – вкусный гороховый суп. Чай, печенье.


После обеда к нам в домик пришел Александр (по пути на болото за клюквой). Мы втроем попили чаю. Александр рассказывал историю про механический колун.


История такая. В Муромском монастыре нужно было всегда колоть много дров. Все домики отапливаются зимой дровяными печами. Монахи обычно заготавливают дрова в лесу и привозят их в монастырь в виде толстых чурбаков, которые всегда лежат в монастыре огромными кучами. Эти чурбаки потом постепенно (когда нет других срочных дел) раскалывают на поленья и укладывают в дровяник (сарай или навес для хранения дров).


Поэтому всегда возникало желание механизировать процесс. Вначале где-то купили бензиновый двигатель от автомобиля Ока, хотели приспособить его для колки дров, но механизм не получился. Потом купили в магазине настоящий механический колун заводского изготовления. Колун работал от электричества, а электричество вырабатывал бензогенератор. Практические испытания показали, что чурки диаметром 30-40 сантиметров этот колун уже не колет. Прямые чурбаки он еще кое-как раскалывает, а если попадается сучок – уже никак. Пока Володя-механик полдня возился с этим колуном (так ничего и не наколов), Александр с Николаем вручную накололи огромную кучу дров. Поэтому электроколун отправили обратно на подворье.


Потом Александр пошел за клюквой, а Александр Викторович решил сходить прогуляться по дороге на Андому (собирается пройти по дороге километров пять-шесть, посмотреть окрестности). Он дошел до рыбацких домиков на берегу Муромского озера и вернулся обратно.


Я в это время (после четырех часов) залез на крышу, на леса, смазал антисептиком крест и цилиндр луковки. Потом сделал на лесах еще один поперечный трапик из двух дощечек-горбылей - на дальнем от озера крае лесов. И подобрал дощечки на муфту креста, которую (чтобы не забивать гвозди в крест) будем одевать на ножку креста для упора в нее палками при подъеме креста. Завтра, Бог даст, будем поднимать.


Погода пока хорошая. Дождя нет.


Служба вечерняя коротенькая - с шести до семи.


На ужин давали суп гороховый (вкусный), плов с какой-то желтой приправой (тоже вкусный), абрикосовое варенье, печенье, чай.


Александр Викторович по дороге на Андому насобирал лисичек – сушит их на печке, разложив на большом железном противне, который остался у нас в домике с прошлой осени.


26 сентября, понедельник,
четвертая рабочая неделя


С 6-00 до 8-30 – служба.


В 8-30 – завтрак.


После завтрака мы занялись подготовкой к подъему креста. Установили на кресте три перекладины, насадили на крест верхнюю и нижнюю части луковки, вставили ногу креста в цилиндр основания луковки. Потом в верхней части ножки креста сколотили муфту из четырех дощечек и прибили к ней длинные доски – за эти доски (стоя на лесах) мы будем толкать крест при подъеме.


В одиннадцать к нам подошли Александр с Николаем. Мы заранее договорились с ними, что они помогут нам устанавливать крест.


Мы установили крест на вертикальную опору (брус на укосинах) под углом примерно тридцать градусов к горизонту (чтобы легче поднимать) и нацелили ножку креста точно в дырку на крыше. Крест в сборе со всеми деталями достаточно тяжелый.


Без четверти двенадцать побежали за о. Лаврентием, чтобы позвать его для освящения креста. О. Лаврентий сначала сказал, что он очень загружен работой (о. Илья его сильно загрузил работой), и освящать крест сейчас не может. Позвонили о. Илье. О. Илья благословил освящать и ставить.


Отец Лаврентий пошел облачаться, а я побежал на участок. Там все было готово. Я сказал Александру с Николаем, что крест поднимать будем после обеда и на обед мы с о. Лаврентием не придем, (чтобы нас не ждали к трапезе). Александр с Николаем ушли, а мы остались.


Я поставил на дорожке видеокамеру, чтобы поснимать чин освящения креста. Но, когда пришел о. Лаврентий, он попросил его не фотографировать (поэтому кадров освящения креста у нас нет).


О. Лаврентий пришел с о. Антонием. О. Лаврентий залез на леса (на самый верх) - сказал, что он бывший спортсмен, и это для него не составило труда. Антоний остался стоять на верхней ступеньке лестницы. Мы тоже залезли наверх.


Я держал чашу со святой водой, о. Лаврентий читал молитву и окроплял крест. Потом окропил нас. Таким образом, чин освящения был исполнен.


Когда мы слезли с лесов, и о. Лаврентий с Антонием пошли в монастырь, я посмотрел на часы (надеясь успеть к обеду), но будильничек показывал десять минут второго, поэтому на обед мы не пошли.


Попили дома холодного чаю с сушками, и в два часа я пошел звать Александра с Николаем на подмогу.


Вчетвером мы залезли на крышу поднимать крест.


Александр с Николаем должны были толкать крест слева и справа за длинные доски, прибитые к муфте в верхней части креста. Я буду толкать длинной палкой в середине. Александр Викторович будет придерживать крест у основания, и следить, чтобы нога попала в дырку.


По команде начали подъем. Николай, видимо, слегка замешкался, и крест стал валиться в его сторону. Я крикнул: “Коля выжимай”. Коля толкнул сильней и выправил крест. Когда крест занял почти вертикальное положение, я бросил своя палку и пошел смотреть вертикальность. Толкнули еще немного (полметра), потом еще сантиметров десять. Теперь крест стоял почти вертикально. В таком положении крест удерживали Александр с Николаем. По словам Александра Викторовича, крест стоял на самом краю дырки, но в дырку не попал. Тогда я (предупредив, что крест сейчас рухнет вниз, и надо его придержать) топором подбил основание креста, и крест пошел вниз. Александр с Николаем притормозили падение, толкая крест палками вверх.


Нижним концом крест уперся в два поперечных подкрышных бревна. Я, взяв фомку и топор, слез с крыши, чтобы уже внутри храма устанавливать нижний конец креста шипом в дырку. По команде ребята на крыше немного приподняли крест (толкая втроем за палки), я направил нижний конец креста, и крест встал на место. Все прошло достаточно гладко и обошлось без травм и происшествий – все остались живы.


Часам к четырем крест уже стоял на крыше, украшая собой наш маленькую церквушку. Теперь никто не скажет, что это - баня. Сразу видно, что это - церковь.



Муромский монастырь

Наша церковь Воскресения Лазаря с установленным на крыше крестом



Муромский монастырь

Установленный крест (вид со стороны Онежского озера)


Все вчетвером мы пошли на перекур (попили чаю).


Потом, отпустив Александра с Николаем, мы убрали мусор из церкви (осиновые стружки, оставшиеся от рубки лемеха). Перенесли внутрь храма все оставшиеся запчасти (части луковки) и прибрались на участке (собрали веревки и инструмент).


К пяти часам пошли на службу.


Идя на службу, встретили у белого храма (Успенский храм) отца Илью. Благословились. О. Илья сказал, что видел установленный крест из окна машины, когда проезжал мимо нашей церквушки от причала в монастырь. Сегодня вечером о. Илья уезжает обратно на подворье, а завтра едет в Мурманск.


Потом о. Илья благословил нас ехать завтра после обеда (так что, завтра едем домой). Олег повезет нас на монастырской лодке - работающий лодочный мотор уже в монастыре есть.


На подворье нас будет ждать Григорий (сейчас он с о. Ильей уезжает в Пудож). Григорий попросил нас отвезти его в Петербург, откуда есть прямой поезд до Липецка. Григорий едет в Липецк пообщаться со своим старым духовником.


Служба - с пяти до восьми, после службы – ужин.


На ужин – суп грибной и макароны. Были еще малосольные кабачки и огурцы. После ужина трапезник Александр спросил, почему мы не пришли на обед. Мы сказали, что о. Лаврентий сказал нам, что на обед мы сегодня не идем (вместо обеда будем освящать крест. Александр, оказывается, нас ждал, чтобы накормить.


После ужина я пошел консультировать Александра с Николаем – они нашли на генераторе какой-то новый предмет. Я сказал, что этот предмет похож на обычный гидроцилиндр - вероятно, он используется для торможения или фиксации ротора. Но большой фланец, который, по мнению Александра, должен вращаться, не поворачивается – может быть, приржавел. Залили фланец соляркой, чтобы отмокал. В гараже и на улице (вокруг разобранного электрогенератора) мы бродили уже с фонариками – ночь, темно.


За время моего отсутствия, Александр Викторович растопил в доме печь и поставил чайник. Будем пить чай и читать каноны ко ссвятому причастию - завтра хотим причаститься.


27 сентября, вторник


В девять утра – литургия. Исповедовались и причастились. Праздник воздвижения Креста Господня.


После литургии о. Лаврентий сказал проповедь.


Почему мы должны воспринимать простой деревянный крест как священный символ? Потому, что Христос взял на себя на этом кресте грехи наши. Это следует понимать так, что он взял на себя нашу душевную боль.


Здесь можно привести такую аналогию.


Представьте себе израненного, очень больного человека, все тело которого покрыто глубокими язвами и незаживающими ранами. Любое прикосновение к ранам, для перевязки и лечения, вызывает нестерпимую боль. В подобных случаях больному перед лечением дают обезболивающий препарат, чтобы уменьшить или приглушить боль. Так и Христос своей смертью на кресте снял боль с нашей израненной души, которую мы теперь можем лечить, не испытывая страшных страданий. Теперь нам будет при этом не так больно, как было до того, как Христос претерпел распятие.


Обед - в двенадцать. Суп грибной, вкусный, из сушеных грибов. Макароны с грибами (достаточно вкусные), арбуз, чай с печеньем (были даже конфеты).


В час Олег отвез нас на ”буханке” на причал, и мы выехали на лодке в Гакугсу. Лодка шла очень медленно, до Гакугсы ехали два часа. Видимо, мотор маломощный или новый, и Олег его обкатывал – не давал полные обороты.



Муромский монастырь

Берега речки Муромки


Муромское озеро на удивление спокойно. Погода теплая. Светит солнышко.



Муромский монастырь

Муромское озеро (вид с лодки, самого центра озера)


В Гакугсе нас ждал Виктор на машине, и еще где-то бродили Григорий и Андрей. Они едут обратным рейсом в монастырь. Григорий с подворья позвонил своему старому духовнику в Липецк, и тот не благословил его уезжать из монастыря. Поэтому Григорий в Липецк не едет и возвращается в монастырь


Загрузили лодку кирпичом (на берегу лежала большая куча), и Олег поехал обратно.


Мы приехали на подворье, подкачали колеса у нашего автомобиля и выехали в сторону Вытегры. По пути в магазине Онега купили продуктов в дорогу – квасу, пирожков с картофелем, хлеба, огурцов и помидоров (день постный). Выехали из Пудожа уже без пяти пять. Через пару часов стемнеет, потом ехать нам предстоит в темноте. В Вытегре заправились на лукойловской заправке (залили полный бак, хватило до Петербурга). Купили в дорогу две чашки кофе (чашки с крышками, взяли с собой в машину, пили по дороге). Кофе в Вытегре стал плохой, пахнет не кофе, а ячменем – суррогат.


На грунтовке, сразу после отворота на Подпорожье, видели волка (перебегал дорогу).


На втором грунтовом участке (на перегоне Вытегра – Лодейное поле) мы долго обгоняли караван груженых фур. Штук восемь машин медленно едут друг за другом. Видимо, в обход постов ГАИ (или платных дорог) ночью везут контрабандный алкоголь – машины ползут по грунтовке очень медленно (примерно 5 километров в час), чтобы не разбить бутылки в кузове.


Доехали без приключений - В 12 ночи были в Петербурге.



2016 г.
Карелия,
Муромский монастырь




Оставить комментарий



Ваше имя:
E-mail:

 
Текст комментария:

 


Тел.: (495) 505-20-17
©   2017    AlexandrTeterin.ru
Архитектурные мастерские